+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
ДзюдоЕсли недоступен по телефону напишите в Ватсцапп и укажите пожалуйста когда можно перезвонить.
Житие святого Андрея Христа ради юродивого

Житие святого Андрея Христа ради юродивого

     

            

 

 

    В царствование греческого императора Льва Великого - Мудрого, сына императора Василия Македонского, жил в Константинополе некий муж по имени Феогност. Он купил множество рабов, в числе которых находился один отрок, славянин родом, по имени Андрей. Юноша был прекрасен собой и отличался добрым нравом. Феогност полюбил его больше других рабов, назначил его своим доверенности слугой и отдал его для обучения грамоте. Изучив Священное Писание, Андрей часто ходил по церквам, молился Богу и читал священные книги. Однажды ночью, когда он стоял на молитве, злокозненный дьявол, видя усердие Андрея, позавидовал сему доброму делу и стал сильно ударять в дверь той комнаты, где находился юноша. Андрей пришел в ужас, перестал молиться, поспешно лег в постель и укрылся козлиной шкурой. Увидев это, сатана обрадовался и сказал другому дьяволу:

    - Недавно ещё он творил скверну, а теперь вот уже вооружается на нас!

    Проговорив это, сатана исчез. Блаженный же от страха уснул, и во сне ему было видение. Будто попал он на большую площадь, по одну сторону которой стояло множество эфиопов, слуг дьявола, а по другую - множество святых мужей в белых одеждах. Между ними происходило как бы состязание. Эфиопы, имея на своей стороне одного черного исполина, с гордостью предлагали облаченный в белые одежды, чтобы те вызвали из своей среды такого борца, который был бы в силах бороться с их представителем. При этом эфиопы хвастались своей силой, но белоризцы ничего им не отвечали. Блаженный Андрей стоял там же и смотрел, желая узнать, кто решится вступить в борьбу с таким страшным противником. И вот он увидел спустившегося с высоты прекрасного юношу который держал в руках три венца: один из них был украшен чистым золотом и драгоценными камнями, другой - крупным, блестящим жемчугом, а третий - наибольший из венцов - сплетен был из неувядаемых белых и красных цветов и райских ветвей. Эти венцы были столь чудной красоты, что ее и ум человеческий не может постигнуть, и нельзя описать ее на языке человеческом.

    Увидев это, Андрей помыслить, как бы ему получить хотя бы один из трёх венцов. Подойдя к явившемуся юноше, он сказал: 

    - Ради Христа, скажи мне, продаешь ли ты венцы? Хотя сам я и не могу купить их, но подожди меня немного, я пойду и скажу моему господину - он заплатит за них, сколько ты пожелаешь.

    Юноша же, просиявших, сказал ему:

    - Поверь мне, возлюбленный, что если бы ты принес мне золото всего мира, я не продал бы ни тебе, ни кому другому ни одного цветка из этих венцов, потому что они составлены из небесных Христовых сокровищ, а не из украшений суетного мира. Ими увенчаются те, кто победит черных эфиопов. Если ты хочешь получить их, то вступи в единоборство с тем черным эфиопом, и когда победишь его, возьмёшь даже не один, а все три венца, которые ты видишь.

    Услышав это, Андрей исполнился решимости и сказал юноше:

    - Поверь мне, что я сделаю сказанное тобой, только научи меня хитростям исполина.

    - Эфиопы страшны и грозны только с виду, между тем они слабы. Не бойся же его громадного роста и страшного взгляда: он слаб и гнил, как подгнившая трава! 

    Укрепляя этими речами Андрея, прекрасный юноша стал учить его как бороться с эфиопом:

    -Когда эфиоп тебя схватит и начнет бороться с тобой, ты не бойся, но схватит с ним крестообразно и - узришь помощь Божию.

 

 

                                   

 

 

   Блаженный выступил вперёд и громко крикнул эфиопу:

    - Выходи на борьбу!

    Устрашая и грозя, эфиоп подошёл, схватил Андрея и в продолжение весьма долгого времени переворачивал Андрея то в одну, то в другую сторону. Эфиопы стали рукоплескать, а одетые в белые ризы побледнели, потому что боялись, как бы эфиоп не ударил Андрея о землю. Андрей был уже одолеваемы эфиопом, но, оправившись крестообразно устремился на него. Бес рухнул, как громадное подрубленное дерево и при падении ударился лбом о камень и закричал: "Горе, горе!". Одетые же в светлые одежды пришли в великую радость. Они подняли Андрея на своих руках кверху, стали целовать его и торжествовали его победу над эфиопом.

    Тогда черные воины с большим просрамлением обратились в бегство, а прекрасный юноша отдал Андрею венцы и, облобызав его, сказал:

    - Ступай с миром! С этого времени ты будешь нашим другом и братом. Иди же на подвиг добродетели: будь нашим и юродивым ради Меня!, (Юродство о Христе представляет собой особый, высший вид христианского подвижничества. Одушевляемые горячей ревностью и пламенной любовью к Богу, юродивые Христа ради, не довольствуясь всеми другими лишениями и самоотречения и, отреклись от самого главного отличия человека в ряду земных существ - от разума, добровольно принимая на себя вид безумного человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, позволяющего себе даже соблазнительные действия. При полном осознании, представляясь умалишенными, юродивые Христа ради подвергались непрестанным оскорблениям, были почти всеми отвержения и поругания: живя в обществе, они были не менее одиноки, чем живущие в диких пустынях. Отказавшись совершено от всякой собственности, от всех удобств и благ жизни, свободные от всяких привязанностей к земному, не имея пристанища и подвергаясь всем случайностям бесприютной жизни, эти избранники Божии были как бы пришельцами из другого мира. Пища, одежда, жилище, казалось, не составляли для них существенной потребности и необходимой жизненной принадлежности. При всем том, юродивые сохраняли всегда возвышенный дух, непрестанно возводили очи ума и сердца своего к Богу, постоянно горя духом перед Ним. Перенося безвинно столько оскорблений и лишений, они были чужды и духовной гордости, считая себя великими грешниками. Юродство Христа ради - это произвольное, постоянное мученичество, постоянная борьба против себя, против мира и дьявола, и притом борьба самая трудная и жестокая. Лишенные здравого смысла человеческого, юродивые совершали, однако, такие гражданские подвиги любви к ближним, какие не доступны другим людям.

    -