+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
Преподобный Серафим

Преподобный Серафим

     Никогда не забыть начало девяностых годов. Конечно, разруха, неустойчивость, пустота. И улицы пусты, и кошельк, и прилавки магазинов. Но в душе - дивное дыхание духовной свободы. Тогда-то многие из нас впервые узнали, что такое молитва. В первый раз стали произносить эти странные древние слова, стоя перед маленькими бумажными иконами, которых еще как-то некуда было приткнуть в облезлых квартирках городских многоэтажек.

    И наверное, всякий из нас среди других дешевеньких икон, купленных в только что открытом и еще полуразрушенном храме, обязательно ставил перед собой образ преподобного Серафима. И с особенным чувством произносил его имя. Почему? Чем притягивал нас этот монах, подвизавшийся в провинциальном монастыре в начале девятнадцатого века.

    Конечно, мы прочли его житие, узнали о его молитвенных подвигах и чудесах. Но ведь и другие святые были великими подвижниками и творили чудеса. И только преподобный Серафим Саровский задел в наших сердцах какую-то самую важную, самую драгоценную струну. Он вступил к нам в душу с теми простыми словами, которые вспоминает теперь каждый, когда речь заходит о старце Серафиме.

    - Радость моя! Сокровище мое! - так именовал он всякого, кто приходил к нему. И эти слова стали для нас в те трудные, но счастливые девяностые благовестием Евангелия Христово. Нашим холодным сердцам так важно было ощутить, что Бог и Его святые бесконечно любят нас, мы дороги Богу, нужны Ему. Он хочет нас согреть и утешить. Через преподобного Серафима Церковь открывалась нам как обитель любви и радости. А Бог - как всемилостивый Несный Отец.

    Нет нам дороги унывать, потому что Христос все победил, - говорил старец одному саровскому монаху.

    Агрессивная массовая культура корежит души наших детей. Мы задыхаемся в чаду огромных городов или в одинокой брошенности маленьких селений. Наша немощная жизнь так мало соотвествует тому, что мы твердим в молитвах и читаем в Евангелии, и все-таки прав отец Серафим:

    - Нет нам дороги унывать. Христос все победил!

    Христос взял на себя наши немощи и понес болезни. Он пришел на землю дать отраду людям, открыть им путь к вечной радости, облегчить странствие по житейскому морю. И преподобный Серафим с первых лет своей жизни ощутил исцеляющую силу Божественной благодати.

    Вот он еще мальчиком оказывается на грани жизни и смерти. Сильная и решительная мать ощущает свое полное бессилие перед ужасом смерти младшего сына. А вот в болезненном забытьи видит Пресвятую Богородицу. Ее глубокий и ласковый взор пронзает душу.

    - Ты будешь здоров, - слышит мальчик и ощущает тихое благоухание - розы ли, лаванды, Бог весть. А потом будет крестный ход, и возле дома, где смертельно болен мальчик, хлынет ливень. Икону Божией Матери занесут в дом. И тут, прикоснувшись горячими сухами губами к прохладной ризе, мальчик явственно почувствует, как болезнь, гонимая светом небесной Любви, уходит...

    А вот спустя годы он уже послушник Саровского монастыря. Невероятно долгая болезнь приковала его к постели. Тело распухло от водянки. Лекарства, примочки, компрессы не оказывают действия.

    - Только Господь и Его Пречистая Матерь могут меня исцелить, - тихо ответил послушник на предложение игумена отвезти его в город к известным врачам. И в ту ночь его келья стала небом. В окружении ангелов вступила в нее Царица Небесная. И не стало ни потолка, ни стен. Только беспредельное лазурное сияние.

    - Этот нашего рода, - произнесла Пречистая и прикоснулась жезлом к телу послушника.

    Он был исцелен. Уже в старости отец Серафим показывал у себя на боку большое углубление. Оно осталось там, откуда после прикосновения Царацы Небесной истекла жидкость.

    Лет через двадцать нечто подобное повторилось. Он опять был при смерти. Его избили в лесу трое грабителей, которые думали найти у старца спрятанные деньги. По заключению врачей, пришедших к нему накануне нового чуда, ему оставалось жить несколько дней. На нем не было здорового места.

    И снова земная комната вмещает небо, Царица Небесная и апостолы приближаются к постели больного. Пречистая обращаясь в сторону врачей, говорит:

    - Что вы трудитесь? - И с милостивой любовью смотрит на старца. В это мгновение живительная сила входит в его страдающее тело.

    Потом тех грабителей нашли. Они оказались крестьянами недалекой от Сарова деревни. Их хотели судить, но подвижник умолил простить своих обидчиков. Он даже грозился уйти из монастыря, если их накажут. Он не хотел быть причиной чужого страдания.

    Испытав на своем опыте милость Неба, вступив в сокровенное общение с горним миром, преподобный Серафим сам стал источником исцелений для многих людей. Первым исцелил он помещика Мантурова, который страдал болезнью ног и почти совсем не мог ходить.

    - По данной мне от Господа благодати я первым тебя врачую, - сказал исцеленному старец.

    С тех пор эта благодать не оскудевала. Другой помещик, Николай Александрович Мотовилов, был разбит параличом. Его принесли к отцу Серафиму четверо слуг. С трудом приподнимая голову, слабым голосом он молил старца о помощи.

    - Да я ведь не доктор. К докторам надо ходить, чтоб лечиться, - отвечал преподобный Серафим.

    Мотовилов обьяснил, что уже испробовал все известные медицинские препараты и возложил надежду только на Бога.

    А веруешь ли ты, что Христос - это Сын Божий, Который в мир пришел и человеком стал? - тихо спросил отец Серафим, склоняясь с ласковой улыбкой к больному.

    - Верую, - отвечал Мотовилов.

    - А веруешь ли ты, что Христос Спаситель как при жизни Своей на земле одним словом мгновенно больных исцелял, так и сейчас исцелить может?

    - Верую!

    - А если веруешь, значит , здоров ты уже, сокровище мое, вставай да иди в гостиницу.

    - Как же я встану? - удивился больной.

    - А как все встают, так и встанешь, - и батюшка подал ему руку.

    Мотовилов поднялся, потом сделал несколько нерешительных шагов и пошел, не веря своему счастью. Он двигался словно во сне. Впервые за два года шел, как обычный человек, и перед ним раступались все те, кто, как и он, пришел к старцу за утешением, исцелением и советом.

    Мнргих и многих исцелил преподобный Серафим. Особым образом любил старец водные источники. Он молился над ними, и Господь давал им целительную силу. Освященная молитвой старца вода исцеляла паралич, экзему, водянку. Даже страшный бич того времени - холеру мог остановить преподобный Серафим.

    В 1830 году, когда по всей России пронеслась эта зловещая болезнь, тысячами убивая людей, один помещик, у которого заболели несколько десятков крестьян, мысленно возвал к старцу о помощи. Во сне он увидел отца Серафима. Тот велел ему пить воду из Богородичного источника, находившегося в десяти верстах от деревни. Помещикс безусловной верой воспринял этот сон. Отправил к источнику водовоза и привез в деревню бочку воды. Все, кто пил эту воду, исцелялись от холеры. Эпидемия в этих местах была остановлена.

    И сейчас те источники, которые бьют в окрестностях Дивеева и Сарова, неизменно  привлекают к себе множество людей. Ведь христианское сердце знает: старец не оставил этих мест и этих вод. Он попрежнему благословляет и освящает их.

    Исцелял преподобный Серафим и одним только прикосновением, дуновением своих уст, ласковым словом. Порой исцелял на расстоянии, духовно посещая тех, кто звал его на помощь. Не перестал он врачевать людей и после того, как тихим январским утром, во время коленнопреклоненной молитвы, душа его покинула тело, чтобы взойти в давно уже знакомые ей небесные обители.

    В одной дворянской семье мальчиками стали мучить приступы боли в животе. Он страдал мало ел и терял силы. Родители боялись за его жизнь. Знакомая подарила им книжку о старце Серафиме (было это еще до его прославления в 1903 году). Они вместе читали с умилением и радостью бесхитростное повествование о подвижнике. Своему маленькому сыну родители тоже рассказывали про дивного старца. Однажды утром малыш проснулся в слезах. Но это были не слезы боли, а слезы радости.

    - Матушка, я видел того самого старца, о котором вы читали, он пришел ко мне. Велел попить воды из его источника близ Сарова. Он сказал что все пройдет, - весело говорил мальчик.

    Родители поверили сонному видению. Но где взять воду, ведь от их дома до Сарова несколько сотен верст? Однако спустя неделю к ним приезжает та самая женщина, которая подарила им книжку про преподобного Серафима, и, не зная, разумеется, о видении мальчика, привозит бутылку воды из Сарова. Нечего и говорить, что через несколько недель никаких следов болезни не осталось. Не забывал старец и насельниц своего любимого Дивеевского монастыря (покровителем которого он стал, еще будучи иеродиаконом, в 1789 году). Одна из монахинь упала в погреб и сильно повредила бок. Долгое время лежала она, страдая от боли. Дни проходили, но улучшения не было. Особенно тяжело было ночью. Боль не позволяла спать. Только на несколько минут удавалось временами забыться. И вот однажды в полночь монахиня увидела старца Серафима.

    - Давно, давно я не был у вас, - ласково приговаривал он, приближаясь к кровати больной.

    - Батюшка, - залилась слезами монахиня, - как болит-то у меня! Нет сил терпеть.

    Тогда преподобный Серафим склонился над ней и стал крестить ушибленное место.

    - Накладываю тебе пластырь, - проговорил он и растаял в ночном сумраке.

    Монахиня проснулась уже под утро. Боли почти не было. И целую неделю у нее оставалось ощущение, что на боку она носит пластырь.

    Явился старец и к другой страдавшей монахине. Он встал перед ней на коленях и кормил ее чем-то сладким, похожим, как говорила она сама, на пирожки, и боль ее стихла, болезнь ушла.

    Так ласковую заботу батюшки Серафима не могла остановить и смерть. Наоборот, покинув земную оболочку, он стал приходить всюду, где его поминали, звали и просили о помощи. Слух о дивном саровском старце прошел по всей Руси. И когда в 1903 году было решено прославить старца Серафима в лике святых, в Саров собралось около трехсот тысяч человек. Почти каждое русское селение выслало своего делегата. По нижегородским, тамбовским, рязанским дорогам тянулись к Сарову коляски, повозки, телеги, а больше всего шло пешего люда. И среди людей здоровых часто можно было увидеть калек. Кто-то ковылял сам, кого-то везли. Они шли к святому старцу, потому что знали - он поможет.

    В часы прославления то тут, то там среди многотысячной толпы вокруг монастыря слышался гул от удивления и радости. Вот распрямился и прыгнул в обьятия мамы много лет скорченный сыночек. У кого-то заговорила немая дочка после того, как ей отерли рот платком с мощей преподобного Серафима. Где-то еле ковылявшая только что девица отбросила костыли и радовалась, славя святого.

    Благодать зримо являла себя в те солнечные июльские дни 1903 года. И царь стоял среди народа. Он смиренно склонялсяперед гробом святого старца и ощущал всем существом радостное молитвенное единство со всей этой многотысячной толпой. Его Россия была с ним рядом у мощей своего старца. Он и его супруга царица Александра тоже просили старца о помощи. Они вымаливали наследника. И через год родился царевич Алексей.

    Великое торжество это сродни было входу Господню в Иерусалим. Бурный восторг и всеобщее радостное оказались недолгими. Прошло четырнадцать лет, и Россию захлестнула революционная смута. И царь стал царем-страстотерпцем, и монастырь был закрыт и разорен, и мощи святого Серафима исчезли. Но никуда не пропала ласковая забота старца. Он остался со своими несчастными детьми. Он был с ними в годы революционных разорений, он облегчал страдания узникам ГУЛАГа, он прошел с нашими солдатами дорогами войны. Его тихий мирный лик глядел с иконы в каждой еще не закрытой русской церкви. И перед ним неизменно теплилось множество свечей. Вместе с другими нашими святыми он вымолил у Господа и Его Пречистой Матери церковное возрождение 1990-х.

    Не случайно одним из первых духовных торжеств новой эпохи было именно обретение мощей преподобного Серафима.  Где-то в забытом шкафчике ленинградского музея религии и атеизма обнаружился в 1990 году мешочек. И хоть был он маленький, но хранил в себе великую благодать. Вокруг этого небольшого мешочка вновь сошлась вся вся верующая Россия, сопровождая егошествие от балтийских береговдо разоренного, но уже воскресшего Дивеева, где, как и предсказывал некогда старец, лег он своими мощами.

    И вновь потекли к нему люди. Шли по канавке Царицы Небесной ,устроенной по благословению батюшки, и читали завещанные им сто пятьдесят " Богородицы", приникали лбами к стеклу над его мощами, с трепетом разглядывали его лапти и мотыгу, чудом сохраненные дивеевскими сестрами. И конечно, просили о помощи. И помощь приходила. 

    Описано множество исцелений, совершившихся по молитвам преподобного старца уже в новую эпоху. Тяжелые детские болезни, тромбы, опухоли и многие другие немощи и недуги чудесно исцелялись у мощей святого.

    Когда едешь от Мурома через Выксу в сторону Дивеева по разбитым русским дорогам мимо бесскрайних лесов, зарастающих полей и бедных деревень, невольно проникаешься каким-то грустно-пессимистическим настроением. И вдруг радостно ахаешь, останавливаешься, выходишь из машины и смотришь, как среди желтеющих полей, над бедными деревенскими домиками, над всем этим привычным малонаселенном простором возносится величественная колокольня. Огромные тяжелые храмы стоят за ней, любуясь своей грациозной сестрою. И спросишь: почему здесь, среди русской скудости и бедности, такое величие, такая красота и такая сила? И сам ответишь себе: потому что здесь земля встретилась с небом. Здесь жил и продолжает жить духом своим угодник Божий Серафим. Он рядом, он по-прежнему приветствует каждого:

    - Радость моя, Христос воскрессе!

    Он прислушивается к нашим просьбам и нуждам. Он хочет помочь в беде, исправить заблуждения, исцелить тяжкие недуги.

    "Когда меня не станет, - говорил некогда отец Серафим, - ходите ко мне на гробик. Все, что есть у Вас на душе, все, о чем ни скорбите, что ни случилось бы с вами, все - придите да мне, как живому, и расскажите. И услышу вас, и скорбь ваша пройдет!"

    И мы тоже будем приходить к батюшке Серафиму. Конечно, до гробика его нам не так просто добраться, но встать перед той самой иконой, которую приобрели мы некогда в начале девяностых в только что открытом и еще полуразрушенном храме, мы всегда сможем. И ничто не помешает нам рассказать батюшке все, о чем болит наша душа. Ничто, кроме холода сердца, от которого, как от самой страшной болезни, да избавит нас Бог.