+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
ДзюдоЕсли недоступен по телефону напишите в Ватсцапп и укажите пожалуйста когда можно перезвонить.
Москва, Москва великая Москва

Москва, Москва великая Москва

Москва, Москва великая Москва

 

 

     В начале 90-х, мой дед, ровесник революции, участник Великой Отечественной войны, смотрел на счастливые лица вновь испеченных бизнесменов, (ведь только начали открываться границы: Молдова - Румыния; Украина - Польша... И любил повторять: Москва и Румыния разрушили мою семью. Мне в ту пору было чуть более двадцати и честно признаюсь не придавал, да и не задумывался над словами побеленного временем сединой волос, моего горячо любимого деда. Как же ты был прав!

    Пройдут года, и я уже смогу понять смысл его тогдашних слов. И смотреть на некоторые вещи по-другому. Сколько ж человеческих судеб, историй, проблем будет дано услышать моим ушам, быть соучастником в решении чужих проблем. Примерно так произошло и в этот раз.

    В один осенний вечер жена вернулась как-то по особенному с работы домой. На мои распространение, ответила: меня распрашивали чем ты занимаешься, а я ответила. Попросили твой номер телефона и я им поделилась. Позвонят, скажут от меня, выслушай. А то, засияло счастьем лицо мужчины, когда услышал о твоём занятии выходного дня, - возить экскурсии по святым местам.

    Всю неделю мой телефон молчал. Так непривычно... Да ладно, - подумал я, - один выходной, воскресенье, высплюсь, появляюсь подольше в постели, побалую себя хорошего. Но не тут-то было. 

    К обеду субботы, мужской голос прервал мои мечты:

    - Доброго дня, Игорь! О вашем занятии выходного дня, мне рассказала ваша жена! Я так обрадовался! Можно с вами встретиться, поговорить? Позвольте по окончании вами работы подвезти вам до дому?

    - Так вы же не знаете, какой длины у меня рабочий день, - пытался как-то ответить я. Ведь я уже привык к различным странностям людей. То кто-то, хочет меня познакомить со своим мужем, чтоб он якобы знал с кем едет в паломничество его жена! Какую-то очную ставку пытаются устроить по моему домашнему адресу. (Иной раз, какое-то непонятное чувство крадётся). Куда собрались со мной поехать, в паломничество, или куда-то ещё? Но обмозговав чуток поступившее предложение, я дал согласие, - ну так и быть подвезете. 

    На выходе с работы, меня ждала машина, в ней хозяин, которому нужно было кому-то рассказать свое горе, свою историю. Обычно, я рад, когда мне попадаются свободные уши. Какое счастье, рассказываешь, а тебя все слушают. Порой кажется что даже не дышат на другом конце провода. А тут, происходило с точностью до наоборот. Рассказывал он, а я все слушал. Изредко, кивая головой, я поражался, все больше и больше. 

    Мой собеседник, был из многодетной семьи: 4 брата и пятеро сестер. Когда кому-то была нужна моя помощь, - я помогал. Сейчас, оставшись один - всем побарабану. - Каким же дураком, я был! - и в его голосе не было место, обиды, озлобленности на людей, - пришло время рассказываться за содеянное, за свое поведение, отношение к любимой женщине. - Эх, если б Ленка смогла меня простить, дать один последний шанс.

    После нескольких лет неудачной женитьбы, они развелись, мой собеседник и его первая жена. Было года три одиночества. И казалось что женский род, для него, прекратил, утратил свое предназначение. Тем более, в памяти, постоянно всплывало жестокая, бесчеловечная злость кощунство. Когда лучшая подруга его младшой,  самой любимой сестры, захотела любой ценой (даже, с самой страшной ценой, овладеть ее мужем). Можно сказать ее заказала. Не килеру, а коварной ведьме или колдунье (я не знаю, но то что слышали мои уши, от ужаса, моя тяжёлая шапка подымалась на моей голове).

    Однажды летним вечером, в домике старой матери, зазвонил телефон. Ее материнское сердце, подсказывало, - пришла беда. Это чувство, обострилось, когда на другом конце провода, услышала голос, самой любимой, самой маленькой из детей. Голос ее Зинули.

    - Мама, мамочка, прости... Я была очень нехорошой дочкой...

    - Зинуль, Зиночка, погодь. Я в коровнике, Зозулю дою. Ее мухи кусают. Она брыкается, не позволяет мне ее доить. Неровен час, ещё могу и телефон в молоке или в навозе уронить. Я очень хочу поговорить с тобою как в детстве, помнишь? Позволь пожалуйста, подою Зозульку нашу кормилицу, на ночь закрою птицу и другую живность и мама тебе позвонит. Хорошо дочка?

    Мудренная жизненным опытом мать, сумела отодвинуть на какое-то время нависшую над ее ребенком опасность. Нужно было выиграть время. И сразу давай звонить Васятке, ее правой руке, ведь он старшенькому, как хорошо что он, из-за каких-то дел находится дома в Молдавии. 

    - На своем на материнском языке, женщина объяснила в двух словах старшему сыну о страшной беде, которая произошло со своей любимой сестрёнкой.

    Василий, позвонил в Москву, одному из братьев и одной сестре. Зину не выпускать из виду. Любой ценой отправьте как посылку мне домой. Из рук в руки. Не самолётом и не поездом, на машине с кем-то, но чтоб доставили ее мне и передали лично в руки. Нашлись, двое здоровяков, двое парней, которые ехали из Москвы в Молдавию. О сумме за доставку "особого пассажира" никто понятия не имел. Василий был готов отдать любые деньги, лишь бы увидеть любимую сестру живой.

    Проходят сутки, начинаются другие. И вдруг звонок. Василий, встречайте нас, мы пересекли границу. Если б знали что за пассажир, ни за какие деньги не взялись за это дело. Ваша сестра, под предлогом, что нужно сбегать в кусты, нужду справить, требовала остановить машину. Вначале, мы ничего не подозревали. Останавливались. Она отойдет в кусты. Мы думали справить нужду вернётся. Так нет. Она в бега. То в глубь леса, то в сторону дороги, на которой машины на огромной скорости несутся. Что с ней сделали, гады? Кому, она перешла дорогу? До получения ответа на этот вопрос должно было пройти очень много времени. Времени, и страха за жизнь Зины. Ведь она увидев какой-то бетонный столб - давай с ним бодаться. Билась головой об столб словно желала его снести. Если перед ней появлялся забор, она словно танк, словно забора никакого там не было. Напрямик. Для Василия и его жены начались трое суток ада. У Зины одно в голове, как свести счёты с жизнью. Глаза мутные, утонули какбудто где-то в глубине головы. Первый монастырь на их пути. К ним вышел старый монах посмотрел на Зину, которая нашла очередную жертву, очередной бетонный столб и давай с ним  бодаться. Василий, было дело решил остановить сестру, но монах остановил его: "Не мешай, пусть бьётся дальше."

    Один монастырь, второй, третий, четвертый... седьмой. Но никому из монахов ничего не открывалось. И тут кто-то из монахов посоветовал: "В Одесской области есть такое село, в нем бабушка живет. Если она не поможет, то никто не поможет".

    И вот уже четвертые сутки в пути, спят в машине. Вдруг Зина вскакивает и наутёк. Вася догнал, остановил, держит в объятия и спрашивает, что с тобой делается? Она смотрит как будто поверх его головы невидящим глазами молчит, дрожит и иногда мычит.

    Привез ее к той бабушке:

    - Привезите мне все её вещи, с этими вещами я поеду Почаевской монастырь. Девушку, везите куда хотите, только ни в коем случае не домой. Ищите ей жилье подальше от дома родного, никто не должен знать где она находится иначе умрет. Кому-то она сильно перешла дорогу.

    - На какой срок, увезти ее подальше? И с какой целью, было это все сделано? - ещё в ужасе интересовался Вася.

    - Этот человек, по просьбам которого было сделано, очень близкий ей человек приходится. Мне нужен муж Зины. 

    Через пару недель с Зиной к бабушке приехал и ее муж. Увидев его бабушка ему протянула что-то завернутое в платочек. Положишь на ночь под подушку приснится сон. Во сне увидишь того кто заказал ее колдунам.

    

    

    

    Из Москвы в деревню к маме позвонила дочь. Прости меня, прости все 

 

 

 

      Добавить отзыв
           
      Заполните обязательное поле
      Введите код с картинки
      Необходимо согласие на обработку персональных данных