+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
За здоровьем и благодатью в Оптину пустынь, Клыково, Шамордино, Николо-Черноостровский монастырь Малоярославца и в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

За здоровьем и благодатью в Оптину пустынь, Клыково, Шамордино, Николо-Черноостровский монастырь Малоярославца и в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

За здоровьем и благодатью в Оптину пустынь, Клыково, Шамордино, Николо-Черноостровский монастырь Малоярославца и в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

МОЛИТВА ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ:   

Господи! Дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесёт мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я не получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душой и твёрдым убеждением, что на все святая воля Твоя. Во всех моих делах и словах руководи моими мыслями и чувставим. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспосланно Тобой. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом моей семьи, никого не смущая и не огорчая. Господи! Дай мне силу перенести утомление сего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь!

 

 

 

 

    Однажды в Оптину приехали космонавты, разыскивающие даже не монастырь, но ту точку пересечения координат, где над землёй вздымался в небо столп света. Они засняли из космоса это свечение, а позже подарили обители многократно увеличенную фотографию, где уже различимы монастырь и скит. Это Оптина, она ещё в руинах, но источает земля благодатный свет. 

 

 

     В 1.00 час ночи от оговорённой заранее станции метро (кого-то можно забрать из дому, а кого-то попросить приехать к какой-то станции метро) трогаемся в путь к одному из древнейших монастырей России, расположенного на берегу реки  Жиздры в 250 километрах от Москвы. Так как дорога дальняя беру во внимание все детали и делаю все для того чтобы успеть приехать в Оптину пустынь к началу богослужений (расписание которых выложено на официальном сайте монастыря ссылка ). В настоящее время в Оптиной Пустыни восемь действующих храмов. В течение дня главные храмы обители: Введенский, Казанский, Владимирский и Преображенский всегда открыты и каждому благословляется свободный вход и доступ к святыням: чтимым иконам и св. мощам преподобных отцов и Старцев Оптинских. Обычно около 10.30 предлагаю отправиться в путь к другому святому месту.

 

 

  Схимонахиня Сепфора 

 

 

 

 

 Услышь меня, матушка....Люди приезжают на могилу схимонахини Сепфоры в Клыково поблагодарить ее за сотворенное чудо и попросить о самом заветном.

 

 

 

 

 

Старица Сепфора , перешагнувшая столетний рубеж, ходила по развалинам Оптиной в конце 1980-х и приговаривала: "Благодать! Сколько здесь благодати!"

    Войдите через Святые врата в древнюю обитель, начало которой положено в XV веке. Вдохните аромат цветов, которые радуют взор здесь, когда в окрестностях уже сохнет пожухлая трава.

 

    Святые врата находятся на южной части ограды Введенского ставропигиального мужского монастыря. Это одно из самых прекрасных сооружений Оптиной Пустыни. Они представляют собой два небольших пролёта с металическими дверными полотнами, ведущими внутрь обители. Столбы, разделяющие полотна, украшены прекрасной лепниной, выполненной в виде изящных цветов. Верх Святых ворот украшает великолепный карниз из разноцветных изразцов. Архитектурный шедевр завершают два шатра, которые установлены на низеньких бронзовых восьмигранниках.

    Святые ворота были основаны в 1688 году суздальскими зодчими Грезновым, Маминым и Шмаковым. Одновременно с ними была возведена монастырская сторожка - восьмигранная башенка, окрашенная в ярко красный цвет с белой отделкой внешнего декора. С изменением направления старой улицы и расширением монастыря утратилось градостроительное значение ворот, которые некогда являлись центральным входом в Оптину Пустынь. Ежегодно это место посещают тысячи туристов и прихожан, чтобы насладиться прекрасным памятником архитектуры и ощутить его таинственную энергетику. 

 

                                                       Полюбуйтесь белоснежным храмом Казанской иконы Божией Матери. 

 

 

 

    Храм построен при возродитесь монастыря - игумене Аврамии. Возведению храма предшествовало чудесное событие. Один иеромонахов обители - Макарий (впоследствии архимандрит Малоярославецкого Черноостровского монастыря) - смертельно ушибся во время работ на месте будущего Казанского храма. Во время своей жестокой болезни в сонном видении он увидел себя в доме помещицы Козельского уезда села Фроловского Елены Семеновны Сабуровой, слезно молящегося пред Казанскою иконок Божией Матери, ей принадлежащей. Проснувшись после сего благодатного видения, о. Макарий почувствовал облегчение от болезни и в то же время дал от полноты благодарного сердца обет - по совершенном выздоровлении ехать в дом госпожи Сабуровой и отслужить там молебен виденному им во сне образу Богоматери. При исполнении этого обета о. Макарием, госпожа Сабурова в разговоре объявила ему, что имеет намерение построить в одном из своих сел храм во имя сего образа, прибавив притом: "если согласитесь устроить его в Оптиной Пустыни, то я с радостью отдам эту икону вам в обитель и сверх того пожертвую деньгами на постройку". Игумен обители о. Авраамий принял это известие как знак особой милости Божией, и решил устроить храм на месте происшествия, послужившего поводом к предложению Сабуровой. Благотворительница пожертвовала значительную сумму денег на строение, а иеромонах Макарий, по усердию своему, ездил за сбором подаяния на окончательную отделку храма.ъ

    В храме имеется три придела: центральный, в честь Казанской иконы Божией Матери; южный, в честь Воздвижения Креста Господня; северный, в честь святых великомучеников Георгия Победоносца и Феодора Стратилата. Строительство храма началось в 1805 году. Освящение главного придела произошло в 1811 году; боковые пределы освящены в 1815 году. Северный предел был первоначально в честь одного великомученика - св. Георгия Победоносца. В 1837 году, после перестройки Введенского собора, находящийся там предел в честь великомученика Феодора Стратилата был перенесён в Казанский храм в северный предел. Таким образом предел стал в честь двух великомучеников.

    В 1859 году настоятелем монастыря преп. Моисеем (Путиловым), по случаю окончания стенной росписи и позолоты иконостаса, совершено малое освящение обновлённого храма.

    При настоятеле преп. Исаакие (Антимонове) храм расширен со стороны паперти, и во вновь построенной части устроены хоры и помещение для ризницы, а внизу подвал. 

    После революции и преобразования монастыря в сельхозартель Казанский храм оставался действующим дольше других храмов обители. Он был закрыт по распоряжению властей на день Преображения Господня в 1923 году. В последние советские годы в монастыре располагалось сельхозучилище, а в стенах Казанского храма и в его алтаре стояла сельхозтехника. После открытия обители началось восстановление поруганного храма. Все три престола храма освящены Святейшим Патриархом Алексием II 28 июля 1996 г. В склепах у соли храма в XIX веке были захоронены три преподобных старца Оптинских - Моисей и Антоний (братья Путиловы) и Исаакий (Антимонов). В 1990-х годах их честные мощи были обретены и сейчас покоятся во вновь устроенных склепах на том же месте. Трудами монастырских иконописцев стены храма украшены фресками, выполненными по древнему способу "влажной" росписи. 

    В Казанском храме Ежедневно совершается поздняя Литургия и вечернее богослужение. В воскресные и праздничные дни - всенощные бдения и поздние Литургии.

 

 Чуть дальше храм-усыпальница в честь Владимирской иконы Божией Матери бережно хранит семь мощей преподобных Оптинских старцев

 

                    Зайдите с благоговением в главный храм обители - чудесный, самый старинный Введенский.

 

 

    Введенский собор - главный и старейший храм известного монастыря Русской православной церкви - Оптиной Пустыни. Собор расположен в Калужской области, примерно в двух километрах от города Козельска. Монастырь был возведён в 1750 - 1771 годах. Храм расположен в центре монастыря, от него крестообразно расположены церкви. Здесь хранятся святые мощи Оптинских старцев Амвросия и Нектария, а также известная Казанская икона Божией Матери, к которой верующие относятся с особым почтением. Храм был закрыт после революции, его возрождение началось с 1987 года. В настоящее время храм действующий. 

 

  с его жемчужиной - ракой с мощами великого преподобного Амвросия Оптинского чудотворца.

 

                                                                                             Часовня Воскресения Христова 

 

 

    В ночь на Пасху в 1993 году в обители Оптина Пустынь произошла страшная трагедия. Были убиты иеромонах Василий и иноки Трофим и Ферапонт. Несколько лет спустя, на месте захоронения убитых монахов было решено поставить часовню. Внутри деревянные кресты и мраморные надгробья. На них горят лампадки. В крестах очень много записочек, от паломников. 

 

 

 Замрите на короткий миг под перезвон Оптинских колокола. Пусть душа ваша отдохнёт от мирской музыки, и пусть захватит дух от пения Братского хора.

 

 

 Казанский храм. Здесь хранятся мощи старцев.

 

    Сотни людей приезжают в Оптину каждый день. Зачем они едут? Тратят на дорогу деньги, устают в пути... Они едут к Оптинским старцам! Помните пословицу: "К пустому колодцу за водой не ходят?"

 Сень и под ней рака со св. мощами Оптинских Старцев про. Льва и при. Макария (на переднем плане).

 

    Приложитесь к мощам Оптинских старцев. Они все о нас знают, знают лучше, чем мы сами о себе знаем и понимаем. Проникают своим духовным ведением в глубину души, видят прошлое и будущее, боль и скорбь.

    Мощи под спудом, тяжелые каменные гробницы... Но вы чувствуете живой ответ! Старцы отвечают вам. Потому что у Бога все все живы! Потому что они продолжают душу свою полагать за своих чад! И вы обратившись к преподобным Оптинским старцам с Верой,- теперь тоже под их молитвенным покровом.

    Оглянитесь вокруг. Прекрасная обитель, не правда ли? А когда в 1988 году, после 65 лет разрухи, первая братия вошла в эти стены, они увидели только мерзость запустения на святом месте. Крапива в рост человека. Разбитые надгробия. Разрушенные храмы. Все, что можно было осквернить, разрушить, - было осквернённой, поругано, разрушено. Но Господь поругаем не бывает! Оптина восстала из пепла ещё прекрасней! А знаете - почему? Да потому что не может человек разрушить то, что создано по воле Божией!

    Тайны Оптиной. Прикоснитесь к ним и попытайтесь понять законы духовной жизни. Мы часто живем в страхе перед завтрашним днём, надеемся на себя, на друзей и родных, на кредит в банке.

 

 

                                                          Храм преподобной Марии Египетской и праведной Анны

    Строительство начато в 1822 году на средства, завещанные г-жей Анной Сергеевной Ртищевой (1783 - 1882 гг.) . Освящён в 1858 году. При содействии почитателей и духовных чад старца Амвросия построен придел во имя святых Амвросия Медиоланского и благоверного князя Александра Невского. Оба престола освящены в 1885 году. 

    Церковь Марии Египетской, построенная слева от Введенского собора, сделала небольшую территорию монастыря тесной, густо застроенной массивными архитектурными объемами. Она заняла последнее свободное пространство, остававшееся в монастыря с севера. В планировочном отношении храм придал законченную форму расположению всех церковных зданий. Планировка их стала крестообразной в центре -собор, на востоке - Владимирская церковь, с севера, симметрично последней - церковь Марии Египетской. Богослужения в храме возобновлены в 2011 году.

    

        Тайны Оптиной... Преподобный Амвросий исцелял больных и страждущих. Исцелениям не было числа. И эти исцеления старец всячески прикрывал. Однажды чтец, читавший молитвы, страдал сильной зубной болью. Вдруг старец ударил его. Присутствующие усмехнулись, думая, что чтец, верно, сделал ошибку в чтении. На деле же у него прекратилась зубная боль. Зная старца, некоторые женщины обращались к нему: "Батюшка Амбросим! Побей меня, у меня голова болит". Мы очень ценим своё здоровье, заботимся и желаем его родным и близким. А преподобный Амвросий, исцелявший неизлечимые болезни, поднимавший со смертного одра умирающих, сам был болен настолько, что врачи говорили: "Если бы он не был старцем, умер бы в течении получаса!" На нем сбывались слова: "Сила Божия в немощи совершается." Сие есть тайна духовная.

 

                                                                                                  Церковь иконы Божией Матери "Спорительница хлебов"

 Оптинские преподобные имели все дары Святого Духа: дар духовного рассуждения, дар исцеления душ и телес человеческих, дар прозорливости, дар чудесной молитвы, что как молния возносится к небу. Они могли назвать незнакомого человека по имени, читали письма, не распечатывая, прозревали духом прошлое и будущее человека, открывали на исповеди людям забытые грехи, возвращали слух и речь глухонемым, но главным чудом считали чудо Евхаристии, а главным даром - покаяние - метанойя.

        Мужской монастырь Спаса Нерукотворного Пустынь в селе Клыково.

По дошедшим до нас свидетельствам историков XII века нашёлся человек - по преданию он был родом из этих мест, - покинувший стены Киево-Печерского монастыря для того, чтобы вернуться к вятичам, просветить их светом веры истинной. Звали его Кукшей. Именно ему суждено было стать первым апостолом вятичей

 

 

 

 

 

 

Памятник Святому Кукше, - который стал первым проповедником Святого Евангелия в наши краях. Вероятно, будучи ещё молодым человеком, св. Кукша в конце XI в. оказался в стольном граде Киеве, где принял веру православную и отказался от идолослужения. Осознав все преимущества христианской жизни и просветившись истинным знанием Христовым, он принял постриг в Киево-Печерском монастыре, где позднее достиг сана иеромонаха. Готовясь к своему миссионерскому подвигу, Кукша сохранил своё, народное имя, означаюнее "сойка", не переменив его на христианское, дабы не выглядеть в глазах сородичей чужеземцем. 

    Из жития преподобного Кукши нам известно, что проповедь святого сопровождалось великими знамениями и многими чудесами. Св. Кукша исцелял больных, изгонял бесов, с помощью молитв сокрушал идолов (так называемых "богов"), низводил дождь с неба на радость хлебопашцам и даже иссушил озеро, населенное демоническими существами. Все это без сомнения, для вятичей послужило свидетельством о божественном посланническое св. Кукли в удостоверении христианской истины. Поэтому сотни и сотни вятичей крестились. 

    Конечно, местные жрецы-волхвы были неспроста недовольны деятельностью святого проповедника они его люто возненавидели. Авторитет языческих "богов" да и самих жрецов был подорван. Поэтому ревнители языческой старины рано утром внезапно напали на св. Кукшу и бывшего с ним монаха Никона, связали их и подвергли жестоким пыткам. Не добившись даже ни единого стона от святых мучеников, злодеи в ярости зарубили их мечами. 

    Случилось это 27 августа ст. ст. 1115 года в районе древнего города вятичей Мценска. В этот же день святой прозорливец Пимен Постников, находясь в Киево-Печерской Лавре, своим ясным взором увидел гибель св. Кукши и громко возгласил об этом другим монахам, а сам тут же скончался. Несмотря на противодействие Волхов и старейшин вятичстих, новообращенные ученики св. Кукши спасли тело своего учителя и доставили его в Брянск, а затем - в Киево-Печерский монастырь. Нетленные мощи св. Кукши до настоящего времени хранятся в Лавре в ближних Антониевсяких пещерах вместе с телами других святых иноков, память которых чтится в особый день - 28 сентября ст. ст. (то есть 11 октября). А что стало с телом святого Никона, ученика святого Кукши , нам неизвестно, вероятно оно подверглось поруганию язычниками и было уничтожено.

 

 

 

 

    В семи верстах от Клыково в церкви села Курыничи бережно и благоговейно возносились молитвы пред образом Спаса Нерукотворного. С ним была связана примечательная история. Церковь, где находился особо чтимый образ, построили состоятельные помещики - господа Давыдовы. И строительство было завершено в 1733 году. А почти сто лет спустя в Куринычах случился пожар, и церковь сгорела - до тла. Старинный же образ Спаса Нерукотворного, да ещё Евангелие, напечатанное при патриархе Адриане, остались целы и невредимы. Храм был построен заново, и туда перенесли чудом уцелевшую икону. Многие годы несли к ней свои беды и радости, искали защиты и помощи.

    В 20-е годы XIX века в Козельском уезде свирепствовала холера. Людей погибло видимо- невидимо: отпевать не успевали. Вот тогда-то в Клыково принесён был образ Спасителя. Все, кто ещё на ногах держался, - и больные, и здоровые - двинулись крестным ходом вокруг села во главе с чудотворной иконою, и что поразительно, Грозная холера отступила. Вскоре страшное бедствие прекратилось вовсе. Ибо это событие не только в истории записано, но и в сердцах людей. Поэтому сколько бы лет, а то и столетий ни пронеслись над землею всякий пришлый человек спроси только - тотчас узнает о случившемся здесь чуде.

 

 

    В благодарность Спасителю тогдашний владелец села Клыково гвардии поручик Александр Фёдорович Полторацкий на месте ветхой деревянной церкви выстроил новый каменный храм. Освящён он был в честь Нерукотворного образа Спасителя. С тех пор и крестьяне не бедствовали, да и господа клыковские жили - не тужили. В XIX веке село славилось плодовыми садами и питомником. Когда зацветали яблони, в воздухе разливалось райское благоухание. Как нигде звонко и сладко пели в садах соловьи, радуя своими трелями и молодых,и старых, и малых.

Богатейший питомник, который не сыскать было во всей губернии, создал Василий Петрович Златоустовский. Родился он в селе Бурнашево Козельского уезда в семье священника. В своё время окончил Калужскую духовную семинарию. По окончании семинарии Василий Петрович женился на молодой помещице, известной в округе своим умом и красотою. Как раз она-то и владела селом Клыково. А ещё у Златоустовских было семь десятин старого запущенного сада и 20 десятин пашни. Молодой клыковский барин со всей горячностью взялся за дело. В короткий срок ему удалось восстановить сад и создать богатейшую помологическую коллекцию. В неё вошло свыше 1,5 тысячи сортовых деревьев. У Златоустовских (опять стараниями барина-собирателя) был создан плодовый питомник, выпускавший ежегодно до 10 тысяч саженцев яблони и других плодовых деревьев и кустарников. Плоды из сада Златоустовских выставлялись на губернских, российских, международных выставках, где были отмечена многими, в том числе и золотыми медалями. Но для хозяев и клыковских крестьян самым золотым было время цветения и созревания вкуснейших и благоуханных яблок.

 

 

    Верно, никогда не сумели бы Златоусовские создать свой "яблоневый рай", не творя тропы к храму. В горе и в радости шли они в сельскую церковь, преклоняли колени пред чудотворной иконой, подолгу взором устремясь к образу спаса Нерукотворного. Здесь, в храме, в молитвах черпали силы и благословлялись на начало всякого дела.

    Века проносились над этим благословенным краем. Цвели-невестились яблони, а потом, как водится, цвет опадал, и белой узорчатой кипенью покрывалась земля, снова и снова созревали плоды. Годы стекались в десятилетия, десятилетия утопали в столетиях, и уже казалось, что это навсегда: храм путеводной звездой будет вести в вечность поколения боголюбивых людей. Вокруг него - в этом яблоневом раю - под колокольные звоны жизнь будет протекать в незыблемой вере и верности Богу. Так жили если не все, то, наверняка, многие. И эти многие вовсе не искали, не чаяли перемен и революций. Однако случилось. Потоп красного террора, волны кровавых бунтов и расправ захлестнули всю Россию, докатились и до Оптиной пустыни, до всех окрестных селений. Закипела в революционном котле прежде упорядоченная, размеренная жизнь села Клыково. Здесь, как и повсюду шли аресты, без суда и следствия расстреливали священников и мирян. В это время в России закрывали храмы, глумились над святынями, грабили монастыри. Черным саваном укрыла землю борьба коммунистов-безбожников за "светлые идеалы".

 

                                           Разрушенный Свято-Введенский собор в Оптиной пустыни (1992 год)

 

    После Пасхи 1923 года храмы Свято-Введенской Оптиной Пустыни были запечатаны, а Оптинские монахи - почти все - арестованы. Вот тогда часть Оптинском братии поселилась в Клыково, где центром духовной жизни, как и прежде, был местный храм Спаса Нерукотворного. В годы господства вездесущего атеизма целых десять лет - с 1925-го по 1933 год - служил в нем иеромонах Пантелеимон (Щебякин). О нем известно совсем немногое. За год до революции был рукоположен в Оптинском скиту в иеродиакона, а ещё через некоторое время стал иеромонахом. 

    На излете прошлого века клыковские старики вспоминали, как заботился он о том, чтобы не угасла вера. Если замечал, что люди отдаляются от церкви, сам выходил им навстречу. "Отец Пантелеимон, - рассказывали жители села, - собирал нас всех: и взрослых, и детей. Говорил с нами о Боге, причащал Святых Христовых Тайн, каждого за руку вёл". Но настал день, когда он не вышел к своей пастве. Вскоре село облетела тревожная весть, Иеромонаха Пантелеймона арестовали. Случилось это в 1933 году. А через два года его обвинили в контрреволюционной деятельности и приговорили к расстрелу, что было тотчас исполнено. Случилось это в 1937 году. Тогда же был закрыт и храм в честь Нерукотворного образа Господня.

 

                                                Оскверненный алтарь

 

    В пору ожесточенной борьбы с "религиозными пережитками" большевики были особенно скоры на расправу. Однажды в пустовавший тогда храм согнали больше 30 человек из тех "раскулаченных", которых вели по этапу. Впрочем, документы, обнаруженные в архивах, свидетельствуют о более серьезных "преступлениях", которые вменялись им в вину - все они были не только работящими, добрыми хозяевами, но ещё и людьми верующими. Скорее всего, именно поэтому церковь была выбрана местом расправы. Внезапно - никто не ожидал такого поворота событий - командир приказал расстрелять всех. Опомниться не успели, а кто-то уже падал замертво, кто-то силился подняться, хватаясь за рану. Но спасти смогли только одну быстроногую девчушку. Когда началась пальба, и люди в форме отвернулись от входной двери, добивая тех, кого не достало ещё острие штыка, кого не сбила с ног смертоносная пуля, раненная мать подтолкнула девочку к порогу. И той удалось спастись... Спустя многие десятилетия Валентина увидела фильм о клыковской трагедии и со слезами рассказала про пережитые ужасы своим близким, а ещё о том, что должна была умереть вместе со всеми, кого расстреляли в стенах пустовавшего тогда клыковского храма.

 

 

    Полвека спустя - в 1991 году - храм села Клыково, в последнее время служивший хранилищем удобрений, претерпевший от богоборцев надругательство над святынями, разрушенный дождями и ветрами, был возвращен Церкви. Уже рассыпались перекрытия, а на том что осталось от крыши, росли трава и деревья. Казалось невероятным, что вернётся храм к жизни. Тем не менее, архиепископ Калужский и Боровский Климент благословил Оптинских братию создать в селе Клыково Архиерейское подворье. Первым настоятелем подворья 11 января 1993 года был назначен игумен Петр (Барабан). И полетели к Небу молитвы. И началась работа.

    Заново отстраивая храм, расчищая его от накопившегося за десятилетия земли и сора, монахи обнаружили в стенах церкви тот самый расстрельный ров, откуда извлекли останки замученных и расстрелянных, исколотых штыками, изрешеченных пулями "врагов народа". Судя по черепам, были среди них и люди зрелого возраста, и дети малые, и старики. Монахи бережно захоронили убиенных, отслужили панихиду. И снова с головой окунулись в строительство подворьям. Однако, несмотря на горячее желание монашествующих, послушников, Трубников послужить Богу, работа продвигалась медленно. Не хватало средств, не было щедрых пожертвований. Честно говоря у строителей и хлеб на столе не всегда был.

    И вот однажды казначей Сергий (будущий игумен Никон, ещё с Оптиной знавший о прозорливости, о силе молитвенного предстательствовавший схимонахиня Сепфоры) рассказал иеродиакону подворья о. Феодосию - будущему игумену Михаилу (Семенову) - все что ему было известно о старице, живущей в городе Киреевске Тульской области. Тот, в свою очередь вспомнил, что когда-то в Оптиной вместе со всеми подошел к слепой старице за благословением, и та, едва заговорив с ним, осенила крестным знамением, а затем, немного помолчав, сказала нечто совсем неожиданное и загадочное: "А жить мы будем вместе". Отошёл озадаченный. Пытался понять, что бы это могло значить, но прошло время и слова матушки забылись. Забылось и благословение духовника Оптинский братии схиигумена Илия. Когда уезжали в Клыково, он сказал, что окормить их будет старица Сепфора. Но вот теперь вспомнив о схимонахине, оба тотчас почувствовали: надо ехать.

    

                 Схимонахиня Сепфора

    На следующий день были в Киреевске. Узнав, что они из Клыкова, Матушка несказанно обрадовалась их приезду. Уже позже узнали, что в прикованном видении Пресвятая Богородица утешила старицу: упокоится схимница не в миру, а в монастыре - в Клыково, и отвезут её туда сами монахи.

    Ко времени встречи с клыковскими монахами прожила она долгую жизнь. Ей уже было 99 лет. Но всегда, от самой юности своей держалась поближе ко Господу и Пресвятой Богородице. Никогда - ни в радостях, ни в горестях - не оставляла Иисусову молитву, чему ещё в детстве научили её монахини, жившие при церкви в родном её селе на Тамбовщине. Молитва стала её щитом, прочной нитью, соединявшей с Небом. Знала Священное Писание, любила Псалтирь, чтила святых, особенно же преподобного Серафима Саровского. А внешне жизнь Дарьи Шнякиной (это мирское имя матушки) ничем особенным не отличалась. С утра до ночи хлопотала у печи, трудилась в поле. По воле рано овдовевшей матери вышла замуж, хотя очень хотела стать монахиней, уйти в монастырь.

       Матушка в своей келье рядом с Тихвинской иконой Божьей Матери

 

    В семье мужа, где чтили Бога и правду Его, была любимицей. Полюбили её за покорность, незлобивость, трудолюбие. У Шнякиных под одной крышей жили три поколения: свёкор со свекровью и четыре женатых брата с детьми. И Дарья с мужем растили четверых. Дочки все - понятливые, послушные. Жить бы да радоваться. Но после революции все пошло кувырком. Работящих Шнякиных "раскулачили". Свекра со свекровью погнали по этапу. Чтобы скрыться от преследований, муж Дарьи уехал в город. Сама вместе с дочерьми осталась в деревне. Тут и хлебнула она горюшка. Её родного брата, любившего петь на клиросе, большевики до смерти забили камнями под стенами церкви на виду у всего села. А вскоре вместе с дочерьми лишилась крова: все те же представители большевистской власти по брёвнышку раскатали новый дом, срубленный свекром за послушливость и труды усердные молодым Шнякиным. После все было: и голод, и холод, и переезд в чужие края (сначала в город Болохов, а затем в город Киреевск Тульской губернии) следом за мужем, подрядившимся строить угольные шахты. Вместе с семьей довелось ей пережить все тяготы страшной, кровопролитной войны. И чтобы с ними не происходило, Дарья хранила верность Богу и его святым, никогда не оставляла молитву Иисусову. Когда овдовела, а случилось это через несколько лет после войны, молитвенной богоугодной жизнью снискала себе необычайные дары от Господа. По усердным молитвам открывалась ей воля Божия, промысел Господний о том или ином человеке. Будучи уже монахиней в миру (постриг приняла в Троице-Сергиевой Лавре), несла людям слово Божие - учила молиться, жить, храня верность Истине, не теряя связи с Небом. В 90-х стала схимонахиней и наречена была Сепфорой (так звали праведную жену Моисея, выведшего еврейский народ из египетского плена). Вот тогда приехала впервые в бывшую ещё в запустенье Оптину Пустынь. С тех пор нередко бывала там молилась Оптинским Старцам о восстановлении монашеской обители, о послушниках, трудникрах, монахах, отстраивавших монастырь. Многих напутствовала, брала под своё крыло. И до последнего дыхания молилась о них, как о чадах своих. В Оптиной Пустыни чтили и чтят схимонахиню Сепфору. Там едва ли не с первых встреч узнали силу её молитвенного предстательства. Уже слепая она видела яснее зрячих и прошлое Оптиной, и её будущее. Наставляла монахов, православных мирян, искавших воли Божией. Вот к ней - к схимонахиня Сепфоре, и направились молодые клыковские строители.

 

 

     Долго беседовала с ними Матушка, рассказала, что на месте, где с трудом восстанавливают они церковь, вскоре появится монастырь. Построят они колокольню, трапезную, ещё один храм, домики для братии и гостей- богомольцев. Все это казалось тогда невероятным. А главное - научила где и как просить, что не жертву надо искать, а просить по старинке: "Сотворите святую милостыню". И только если заметят, что состоятельные хозяева рады им, зазывают к столу, не знают "где усадить и чем угостить", можно не сомневаться - тут не подведут. И денег дадут, и помогут, сколько возможно. "теперь вместе строить будем", - сказала им на прощание старица.

    После встречи с матушкой монахи-строители не возвращались в Клыково с пустыми руками. Конечно, они понимали, что оживило строительство не только по-новому сказанное прошение. Главной опорой для них стали молитвы старицы. Вскоре монахи перевезли схимонахиня Сепфору в Клыково, в только что построенный домик. Переселению своему Матушка Сепфора радовалась несказанно. Сбылось обещанное Пресвятой Богородицей: она сказала в ограде будущего монастыря. С её переездом работа на стройплощадках, закипела. А схимонахиня стала земным ангелом будущей обители.

    Когда однажды игумен Михаил (в прошлом Оптинский насельниц Снргий) пришёл к матушке порадоваться вместе с ней щедрым пожертвованиям одного московского благотворителя, она как будто задумалась ненадолго, а потом вдруг улыбнулась: "Он и машину вам подарит". Вскоре предсказание сбылось. Но о. Михаилу предстояло выбрать из целой партии машин такую, чтобы бегала быстро и не подводила, не часто ломалась. В 90-х годах, увы, был такой период, когда качество сборки на российских заводах оставляло желать лучшего. Вот тогда он, собираясь за обещанным подарком, зашёл к матушке и поделился своими опасениями. Она, молча, помолилась и, повернувшись к нему, сказала, как тогда показалось, нечто странное: "На твоей - крестик будет, а номер у неё три троечки и число ангелов..." Игумен удивился, но почувствовал, что разговор окончен. С этим и поехал в Москву вместе с казначеем Сергием. Долго ходили, разглядывали серые, абсолютно одинаковые машины, как вдруг на одной из них, самой неказистой, запылённой, со спущенным колесом, он увидел на грязном капоте начертанный чьим-то пальцем крестик. А потом перевёл взгляд на номер и невольно ахнул - это были три троечки и 144, то самое число ангелов. Именно эта машина стала на время самого бурного строительства их надежной "лошадкой".

    В другой раз случилась памятная всем история с крышей. Кровельщики были, мягко говоря, людьми не церковными. И, работая на крыше храма, то и дело пускали в ход язык не литературный. Частенько спорили о чем-то, переругивались. Но работа продвигалась более-менее складно. Как вдруг ударили холода, установились трескучие морозы. Недовольство друг другом, никуда негодными материалами, низкой зарплатой нарастали, как снежный ком. Они подолгу топтались на месте, возможно, уже не чая, как отказаться от этого невыгодного трудного дела. Когда матушке рассказали о возникшей сложности, она попросила привезти рабочих к ней. О чем был разговор, никто не знает. Но вскоре всем стало известно: с той самой встречи от кровельщиков никто не слышал ни одного бранного слова. Матушка научила их Иисусовой молитве, и они, люди, прежде далекие от церкви, стали сопровождать его каждое дело. Работа заспорилась, а рабочие, слезая с крыши, не переставали удивляться: "Вот так Матушка, вот так молитва". Мороз под 40, а им тепло. И работалось- то легко, радостно. Конечно молились не только кровельщики, молилась о них и сама матушка. Но как важно было для этих людей, да и для всех, кто наблюдал события извне, узнать подлинную силу молитвы, а значит Божией помощи.

 

 

    Всем, кто трудился тогда на восстановлении храма, запомнился ещё один поразительный случай. Дело было глубокой осенью. Ударил мороз, и было совершенно невозможно вытащить из промерзшей земли нужный для строительства железобетонный блок. И бульдозером тащили, и так, и сяк его дергали - никаких результатов. Отчаявшись отец Михаил пошёл к матушке: "Из сил выбились, никак не выдернуть". А Матушка Сепфора: "Возьмите в бане кипяточек, в ковшик наберите, да и плесните". Игумен вышел в смущении: техника не может сдвинуть с места, а тут какой- то ковшик кипятка... Меж тем от безвыходности, не веря, что это что-то изменит, зачерпнул-таки ковшиком и плеснул на то место, где плита, казалось, навеки вросла в землю. И снова случилось нечто невероятное. Едва машина дернула трос, плита тотчас вздыбилась, поднялась из земли, как говорится, сама пошла. Разумеется, братия понимала, что произошло это, как и многое другое в ограде будущего монастыря, прежде всего по молитвам матушки Сепфоры. Она была для них ангелом во плоти, мостом, связующим землю с Небом. О каждом заботилась, всех любила. Ночи напролёт молилась о них, и о будущей обители. В недостроенном храме с худой крышей выстамвала и вечерни, и все литургии. Это в её сто с лишним лет.

    Однажды игумен Михаил пришёл к схимонахине Сепфоре и с горечью поведал о своих сомнениях. Те средства, которые есть, помогут поднять церковь, но монастырь им никак не осилить. Для этого нужны большие деньги. 

    Матушка, выслушав его, помолчала. Видно молилась про себя. А потом вдруг: "Хорошо. Есть там одни. Пока что храм строят. А потом они вам помогут".

    Вскоре после этого разговора - 13 мая 1997 года - схимонахиня Сепфора преставилась. Слезно прощались с ней и Клыково, и вся Оптина - не готовы были к столь неожиданному расставанию. Всем казалось, что Матушка ещё долго будет с ними. Конечно сказанное ею забылось. Но прошло совсем немного времени, и к игумену Михаилу пришли те самые люди, о которых говорила Матушка. Сами пришли, узнав от кого-то, что есть нужда в их помощи. Так по молитвам матушки Сепфоры Архиерейское подворье стало набирать силу монастыря. День за днём формировалось монашеская община, вовсю шло строительство. А 17 июля 2001 года было принято постановление Священного Синода об открытии в селе Клыково мужского монастыря Спаса Нерукотворного пустынь.

    Обитель Спаса Нерукотворного пустынь находится в живописнейшем уголке России на высоком берегу реки Серены. Вокруг холмы и перелески, березовые рощи, корабельные сосны. Всего в нескольких километрах отсюда - Оптина Пустынь. По соседству, не менее славная своими традициями, женская Шамординская Казанская Свято-Амвросиевская пустынь. 

    Клыковский монастырь сегодня - это красивейший собор, освящённый в честь Спаса Нерукотворного, со всеми его святынями, высокая стройная колокольня, трапезный храм, корпуса для братии и гостей. А ещё домик, в котором жила старица, мироточивые иконы и фотография матушки имеющие целебную силу, способное обратить в бегство бесовское племя. Рядом с храмом - у Никольского придела - покоится схимонахиня Сепфора. К ней как живой, идут за советом и помощью не только монахи, но и миряне. Нередко бывает, что люди отчаявшиеся получают просимое, исцеляясь от неизлечимых болезней. 

 

 

                    В двух километрах от большой Калужской дороги, близ деревни Шамордино, на крутой горе, поросшей лесом и спускающейся к извилистой речке Серене, расположен Казанский Амвросиевский ставропигиальный женский монастырь. Это последняя и любимая женская обитель преподобного Амвросия, старца Оптинского, устроенная его молитвами и трудами в 1884 году и первоначально называвшаяся Шамординская Казанская Горская женская община. 

    Обитель посвящена Казанской иконе Божией Матери, чудотворный образ Которой находился в ней. Эта икона была привезена в монастырь духовной дочерью старца монахиней Амвросией (Ключаревой). Батюшка Амвросий не раз возносил пред ней свои молитвы и говорил Шамординский сёстрам: "Храните эту икону: она - чудотворная!" В настоящее время местонахождение этого чудотворного образа неизвестно, но Заступницам Усердная и в подобиях Своих икон воздвигает новые светильники благодати. Как и раньше сестры обители обращаются с молитвой к Божией Матеи, уповая на Её милость и всесильную помощь. 

 

 

    Преподобный Амвросий, как чадолюбивый отец, собирал в свою обитель сирот, бедных вдов, убогих и обездоленных женщин, не имеющих возможности поступить ни в какой другой монастырь. Покой и утешение находили здесь и многие состоятельные и образованные женщины из дворянского и купеческого сословий: Ключаревы, Долинино-Иванские, Болотовы, Толстые, Хрущевы и другие, - идя по пути, указанному преподобным, к Свету и Истине. 

    Верной помощницей старца Амвросия, положившей много усилий в устроении Шамординской обители, была схимонахиня София (Болотова 1845 - 1888 гг.). Её стараниями были основаны богадельня и детский приют, положено начало живописной, золотошвейной мастерским. Находясь в полном послушании у батюшки Амвросия, она отказалась от своей воли , земных радостей, возненавидев себя Царствия ради Небесного. Вскоре после её кончины преподобный Амвросий сказал: "Мать София свята". В 1987 году она была прославлена в Соборе Тульских святых. К матушке Софии возносят молитвы с Верой и надеждой на её заступничество перед Господом, и она слышит всех, обращающихся к ней за помощью, о чем свидетельствуют многие исцеления и чудотворения. 

 

     Главный храм обители в честь Казанской иконы Божией Матери, проект которого изготовлен в мастерской архитектора С. В. Шервуда, построен по благословению преподобного старца Амвросия. Величественный, 15-главый собор выполнен в русском стиле - с декоративными кокошниками, полуколоннами, щипцами, подзорами, узорчатыми наличниками арочных окон. На северном и южном фасаде - стилизованные крыльца с шатровыми завершениями с крестами. В 1902 году 11 / 24 октября Калужский Преосвященный Вениамин совершил освящение собора. В годы лихолетья храм , как и весь монастырь, сильно пострадал: был осквернён и обезглавлен. С возрождением обители началось его восстановление. В 2005 году 31 июля / 13 августа Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил главный престол в честь Казанской иконы Божией Матери и два придела: правый - в честь свт. Николая Мирликийского и мат. Амвросия Медиоланского, левый - в честь с сщмч. Игнатия Богоносца и сщмч. Поликарпа Смирнского. Большая часть внутреннего убранства в настоящее время, как и прежде выполнена в мастерских обители. Для благолепного украшения Божия храма сестры пишут иконы для иконостаса и в киоты, вышивают бисером оклады, изготавливают витражи, в чеканной мастерской делают басменный киоты, в золотошвейной - вышивают плащаницы и хоругви.

    За алтарем Казанского собора находятся могилки настоятельниц обители. До начала 20-х годов XX века на этом месте была усыпальница, устроенная в 1910 году по проекту губернского инженера Б. А. Савицкого стараниями благотворителя монастыря Сергея Васильевича Перлова. В феврале 1911 года в этой усыпальнице была погребена схиигумения Екатерина (Самбикина, 1842 - 1911 гг.). В октябре того же года в нее были перенесены ранее почившие настоятельницы схимонахиня София (Болотова, 1845 - 1888 гг.) и схиигумения Евфросиния (Розова, 1830 - 1904 гг.). В 1919 году здесь же была похоронена схиигумения Валентина (Розанцева, 1864 - 1919 гг.), последняя перед закрытием монастыря настоятельница. 

 

    Усыпальница настоятельниц. Фото начала XX века.

 

    В одном из отделений усыпальницы в 1910 году похоронили Сергея Васильевича по его завещанию: "Я хочу лечь в Шамордине, чтобы мои дети не забывали его. Моя могила будет привлекать их сюда". После закрытия обители усыпальница была полностью разрушена, сохранился только фундамент. 

 

 

    Сразу за Казанским собором располагается монастырская трапезная - красивое двухэтажное строение, с высоким потолком и большими светлыми окнами, вмещающее до 500 человек. Она соединена с собором каменным переходом. Трапезная построена в 1893 году на месте дома помещиков Калыгиных - первых владельцев имения Шамордино. Это первая каменная постройка в монастыре, выполнена по проекту архитератора Р. И. Клейна на средства С. В. Перлова.

    В возвышающем за трапезной здании находится водонапорная башня.

    Храм в честь преподобного Амвросия Оптинского. В прошлом веке на этом месте располагался дом-келья, в котором, приезжая в обитель, жил старец. Сюда приходил старый и малый, богатый и убогий. "Батюшка старец о. Амвросий был действительно олицетворением здесь, на земле, самоотверженной христианской любви и всю свою жизнь до последнего вздоха отдал ближним, спасая их из пропасти неверия, уныния и отчаяния". Учил предаваться во всем воле и промыслу Божию и не роптать. "...В жизни человеческой все идет вперемежку, как пряжа, - идет ровная нить, а потом вдруг тонкая нить". "Бог любит только смирённых, и как только смирится человек, так сейчас Господь поставляет его в Царствие Небесного, но когда человек не хочет добровольно смиряться, то Господь скорбями и болезнями смиряет его".

    В этом доме батюшка Амвросий отошёл ко Господу  10 / 23 октября 1891 года. После его смерти стараниями духовного Чада С. В. Перлова над домом был построен кирпичный футляр. После закрытия монастыря дом-келья был вывезен в деревню Шамордино, а в каменном футляре находился гараж. С возобновлением монашеской жизни здесь был устроен храм и освящён 15 / 28 июля 1996 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II в честь преподобного Амвросия Оптинского.

    Дом С. В. Перлова (1836 - 1910гг.), дом московского купца, в котором он останавливался с семьей, приезжая в монастырь. Сергий Васильевич и его супруга Анна Яковлевна Перловы были духовными Чадами прп. Амвросия и благотворителями обители. На их средства построены практически все фундаментальные монастырские постройки, устроены мастерские: иконописная, чеканная, золочённая, по металу и дереву, золотошвейная, переплетная, ковровая, швейная, также типография и фотомастерская.

    Храм во имя Святой Троицы с приделом в честь иконы Божией Матери " Живоносный Источник". Это первый храм обители. первоначально освященный в день ее открытия, 1 / 14 октября 1884 года, в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. До 1890 года находился на месте ныне существующего Казанского собора, во время закладки фундамента которого, по благословению преподобного Амвросия, был перенесен на кладбище и освящен в честь Пресвятой Троицы. 15 / 28 октября 1891 года в нем отпевали в Бозе почившего старца Амвросия. После закрытия монастыря храм был разрушен. В 2005 году начались работы по его восстановлению. 

    За храмом расположено монастырское кладбище. От Троицкого храма вниз, в сторону реки Серены, ведёт лестница к святому источнику с купальней, освященному в честь иконы Божией Матери и преподобного Амвросия Оптинского. Приезжающие в обитель паломники посещают эти святые источники и по вере получают исцеления. 

                            Больничный корпус

    В северной части обители устроены богадельня для немощных и престарелых насельниц с храмом в честь иконы Божией Матери "Утоли моя печали" и сестринский корпус. Рядом расположено двухэтажное здание, на первом этаже которого находится монастырская больница; здесь несут послушание сестры, получившие медицинское образование. Они оказывают квалифицированную помощь насельницам обители, а также, в случае экстренной необходимости, паломникам и местным жителям. 

 

 

 

                                                    Гора, на которой высится храм сей... упитанная кровию многих защитников

                                                            Православной Отчизны... над которой у лика Спасителя, как бы

                                                             над Вифлеемом, впервые возсияла звезда спасения России...-

                                                                достойна того, чтобы к ней обращены были сердца Русских,

                                                                                   дышащие благочестивым патриотизмом.

                                                                                                     Архимандрит Леонид Кавелин

 

 

 

 

                                              Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь города Малоярославец

 

    Святые врата обители были повреждены ядрами и картечью, лишь только Нерукотворный образ Спасителя, расположенный над вратами, остался неповрежденным. По свидетельству иеромонаха Сергия, современника события, этот образ писали незадолго до сражения. Французы были уже в пределах России, и все советовали живописцам оставить своё дело, так как "враг надругается над образом", но иконописцы отвечали что, скорее образ поругается врагу, что и произошло.

 

 

 

    О времени основания монастыря существует две версии. Согласно одной из них, обитель основана в XIV веке князьями Оболенскими; согласно другой, они лишь построили первоначальное здание Никольского храма, а монастырь возник при храме в XVI веке.

    Монастырь расположился на высоком берегу реки Лужи (приток Протвы), на вершине так называемой Особной горы, иначе называемой Черным Острогом. Отсюда и название монастыря (Черноострожский со временем трансформировалось в Черноостровский).

    В Смутное время обитель была разорена литовцами и восстановлена лишь в 1659 году. В 1775 году монастырь упразднён по бедности.

    В начале XIX века малоярославский купец Целибеев подал ходатайство о восстановлении монастыря, обещая финансовую помощь. На протяжении 1810-х годов он вкладывал в восстановлении монастыря огромные деньги. В 1810 году построены трапезная палата и настоятельский корпус (ныне - одно из зданий келий).     

 

 

    Под стенами монастыря 12 октября 1812 года произошло сражение с войсками Наполеона, послужившее началу окончательного изгнания французов с земли Русской. Битва была очень жестокой: длилась 12 часов подряд, участвовало по 24000 человек с каждой стороны, убитых и раненых было по 6000 человек с каждой стороны, пленных не брали, из домов в городе уцелело только 20, церкви были сожжены и разграблены, в течение дня город не менее 8 раз переходил из рук в руки.

    При приближении французов братия покинула монастырь, ушла в Калугу, всю церковную утварь, иконы, ризницу отправили в город Орёл. В монастыре остался только диакон Вонифатий, которого позднее нашли убитым.     

 

                          Это чудо - самонаписавшихся ликов в арке под колокольней, не могут объяснить даже местные насельницы.

 

    Устное предание сохранило рассказы очевидцев о чудесах, происходивших во время битвы. В акафисте Калужскому образу Матери Божией упоминается о явлении этого образа на небе во время сражения, что повлияло на его исход. Богородица, по рассказам участников битвы, показав Наполеону своей рукой на север, обрекла его многотысячную армию на гибель зимой 1812 года. Рассказывают также о том, что во время битвы русским воинам помогал старик на коне с огненным мечом в руках. При отступлении французы, увидев в одной из церквей образ Святителя Николая, стали в панике кричать : "Этот старик выгнал нас из-под Малоярославца!"

  

    Малоярославецкое сражение 1812 г. Панорама из Малоярославецкого музея Отечественной войны 1812 г. 

      Добавить отзыв
           
      Заполните обязательное поле
      Введите код с картинки
      Необходимо согласие на обработку персональных данных

       

       

       

                                                                                    Памятник полковому священнику

       

       

         5 октября 2014 года в городе Малоярославец Калужской области по инициативе Российского военно-исторического общества был открыт памятник фронтовому священнику. 

          Памятник установлен на народные пожертвования (11015853 рубля) - в течение 2014 года во всех монастырях и храмах Калужской области стояли кружки для сбора денежных средств на его создание.

          Прообразом для скульптурной композиции послужил полковой священник 19-го Егерского полка Василий Васильковский. В бою под Малоярославцем Калужской области 12 октября 1812 года он был дважды ранен, но оставался в бою до конца. За мужество Василькловский первым из священников Русской православной церкви был награждён орденом Святого Георгия.

          "Создание храмов, мемориалов и памятников на Руси всегда являлось общим делом верующего люда. Жертва на создание памятника - это видимое свидетельство того, что мы являемся наследниками того героизма, которое проявляли наши предки. Первый памятник -является первым мемориалом , воздвигнутым в честь полкового священника, и особенно ценен тот, факт что он находится на месте великого сражения, изменившего ход Отечественной войны 1812 года".

          "Мы не знаем, где затерялась могила первого священника - кавалера ордена Святого Георгия, но имя его не утрачено и подвиг его живет в памяти поколений. Для увековечивания подвига священнослужителя Русской Церкви в Городе воинской славы - Малоярославце".

          До революции 1917 года в Российской армии проходили своё служение более 5 тысяч священников и только один из них был награждён орденом ГеоргияПобедоносца за проявленные в сражениях мужество и отвагу. Наибольшую известность священник получил за сражение получил Малоярославцем в 1812 года. После сражения под Малоярославцем в своей докладной записке к Кутузову генерал Дохтуров ходатайствовал о награждении отца Василия: "Священник Васильковский в этом бою все время находился с крестом в руке впереди полка и своими наставлениями и примером мужества поощрял воинов крепко стоять за Веру, Царя и Отечество и мужественнопоражать врагов, причём сам был ранен в голову".

      У    Известно, что отец Василий Васильковский Васильковский родился в 1778 году, окончил Севскую семинарию и в 1804 году, в 26 летнем возрасте был рукоположен во иерея и определён к служению в Ильинскую церковь города Сумы. Вскоре вдовый батюшка перебрался с сынишкой в Старо-Харьковский монастырь на жительство, но Господь указал ему иной путь трудного, опасного и отвественного служения. В 1810 году он был назначен священником 19-го Егерского полка. Уже через полгода шеф полка полковник Т. Д. Загорский отмечал порядочность, рассудительность и прекрасное владение искусством красноречия отца Василия, а также его образованность -знание математики, физики, географии и истории, владение иностранными языками - латынью, греческим, немецким и французским. Отец Василий пользовался вполне заслуженным уважением в полку, с которым встретил Отечественную войну 1812 года. 

          Докладывая о действиях полка в боях под Витебском, полковник Вуич отмечал бесстрашие полкового священника, вдохновлявшего егерей и подерживавшего их боевой дух в сражении, несмотря на то, что был ранен, а потом и контужен от удара пули в его наперсный крест. Этот кипарисовый крест в серебряной с позолотой ризе долгие годы хранился в церкви 19-го Егерского полка. За проявленное мужество в бою под Витебском где отец Василий по искреннему усердию находился впереди с крестом, благословил полк, потом в самом жарком огне, поощряя всех на побеждение неприятеля, был представлен к награждению камилавкой, как знаком отличия белого духовенства. 

          Но особо отличился пастырь в бою под Малоярославцем. По ходатайству М. И. Кутузова Император Александр I повелел наградить мужественного батюшку за неустрашимость и ревностную службу орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4 степени. Это был первый в истории ордена и православного духовенства случай награждения военного священника орденом Святого Георгия. 17 марта 1813 года орден был вручён отцу Василию. 

          В юбилей этого памятного награждения газета "Русский инвалид" напомнила своим читателям: "Геройское мужество священника Васильковского, находившегося при 19-м Егерском полку, заслуживает признательность соотечественников. Сей достойный и ревностный служитель алтаря во время бывших при Малом Ярославце и Витебске сражений, неся перед воинством святой крест, личным примером своим поселил в Воинов вещую храбрость , поощрял их на праведную брань с полною уверенностью, что под сению честного они прославятся победою над врагами. В первом из сих сражений священник Васильковский ранен пулей в голову, а во втором - в ногу".

          Скончался отец Василий 24 ноября 1813 года.

       

       

       

                                                                                Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

          Расположенный в сосновом бор, близ лесной речушки Истерьмы, впадающей в реку Протву, Рождества Богородицы Свято-Пафнутьеву мужской монастырь почти шесть столетий осеняет крестами своих храмов близлежащие окрестности.

       

       

          Обитель это древняя, частица Святой Руси. История монастыря хранит много ярких событий, связанных со становлением, укреплением и защитой Русского государства. Знал монастырь и годы расцвета, и годы полного запустения в безбожное советское время. Но во все века монастырь являлся средоточием, говоря словами историка В. О. Ключевского, "собирания русского духа".

          Ныне место монашеских трудов и молитвенного подвига преподобного Пафнутия Боровского чудотворца вновь благоустраивается, что свидетельствует о благословении свыше богоугодных трудов её основателя, доныне хранящего свою обитель.

          Преподобный Пафнутий родился в 1394 году, недалёко от Боровска, в своём родовом селе Кудиново. Предок святого был татарским баскаком (сборщиком дани Золотой Орде), принявшим святое крещение с именем Мартин. Родители преподобного, Иоанн и Фотиния, также исповедовали православную веру, жили Боголюбово и благочестиво, и юный Парфений (таково было мирское имя преподобного Пафнутия) с младенческих лет воспринял от них любовь к добродетельной жизни. 

          Согласно житию, в двадцатилетнем возрасте Парфений, возжелавший иноческой жизни, оставляет родительский дом и уходит в Боровский Высокий Покровский монастырь, где принимает монашеский постриг с именем Пафнутий. 

          

       

       

       

          В послушание, для обучения иноческой жизни, он был отдан старцу Никите (ученику преподобного Сергия Радонежского). Этому старцу юный Пафнутий с прилежанием служил семь лет, день проведя в трудах, а ночь посвящая молитве. Когда блаженный старец Никита оставил Высоко-Петровский монастырь и ушел в Кострому, то по смерти игумена Маркелла, братия избрала на его место Пафнутия. В сане игумена он подвизался в этой обители тринадцать лет. Всего же в стенах Боровского Высоко-Покровского монастыря святой провёл тридцать лет. 

          В возрасте чуть более пятидесяти лет преподобный Пафнутий тяжело заболел и принял схизму. Болезнь оказалась продолжительной. Рассудив, что это случилось с ним по особому промыслу Божию, он оставил игуменство и принял схиму, после чего скоро исцелился от своей болезни. По выздоровлении, преподобный Пафнутий решил удалиться из обители для монашеских подвигов и усердно молился Богу об указании нового места своего служения. 

          В апреле 1444 года преподобный Пафнутий покинул Покровский монастырь и, по изволению Божию, избрал новое место своих духовных и труднических подвигов. Это место находилось недалёко от прежней обители - на другой стороне реки Протвы, на берегу речки Истерьмы, в глухом лесу. Здесь и поселился он с одним братом. Но, по слову евангельскому, "не может град укрытия верху горы стоя". Поэтому ни уединенное место, ни дремучий лес не могли скрыть в себе богоугодного жития преподобного Пафнутия. Его можно сравнить и с ещё одним евангельским образом - горящим светильником, светом своих добродетелей озарившим безлюдную местность.