+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
    У этой могилы люди просят ходатайства пред Богом в лечении глаз и ног. Переславский юродивый Миша-Самуил

У этой могилы люди просят ходатайства пред Богом в лечении глаз и ног. Переславский юродивый Миша-Самуил

 

    Материалов о Мише-Самуиле известно не так много, но по ним ясно, что он был незаурядной личностью. Память о нем не только не угасает уже целый век, но все это времяего почитают как человека святой жизни, принявшего на себя подвиг юродства Христа ради.

    Блаженными называется особый разряд святых подвижников и подвижниц, иначе называемыми юродивыми. Принявшие сей подвиг отказываются от обычного образа жизни, делаются добровольными скитальцами и нищими, обдуманно принимают на себя образ человека, лишённого здравого ума. Для этого подвига нужны великое самоотвержение, чрезвычайное к себе беспристрастие, терпение непрестанных поруганий и презрения от народа. Вместе с тем необходима и высокая мудрость, чтобы бесславие свое обращать во славу Божию: в смешном ничего не допускать греховного, в неблагопристойном - ничего соблазнительного, в обличении - ничего несправедливого. Некоторые из юродивых были духовно прозорливы. Жизнь Миши - Самуила полностью соотвествует данному определению, а его святость доказана посмертными чудесами.

 

 

 

    Первая книга о Мише - Самуиле была напечатана через год после его кончины. Это самый ценный и полный источник о жизни блаженного, который написан его современником, священником Николаем Смирновым, который служил в церкви Рождества Богородицы села Ягренево Переславского уезда. Последующие публикации и рукописные записи о Миши-Самуиле основаны на этой книге, пересказывают ее или немного дополняют; но гораздо ценнее в них свидетельства прижизненных или посмертных чудес.

 

                         Миша - Самуил

 

    23 февраля 1907 года в Троицкой слободке, что близ Переславля-Залеского, скончался известный жителям г. Переславля подвижник-юродивый "Миша-Самуил". Покойный был сын крестьянина подгородного села Ям, находящегося в двух верстах от г. Переславля.  Полное имя, отчество и фамилия его: - Михаил Васильевич Лазарев. Народ называл его просто : " Миша - Самуил ". Имя " Самуил " ему добавлено народом, как бы своего рода монашествующему лицу, за его строгую девственную жизнь, - и присвоенно ему со времени смерти уважаемого иеромонаха Никольского в то время мужского монастыря - Самуила.

    Миша был высокого роста, с кудреватыми волосами и белой бородой. Лицо его отличалось подвижностью; тёмно-серые глаза его иногда озарялись радостным блеском.

    Зимой и летом он неизменно одевался в одну и ту же одежду. Под коротенькую курточку свою он одевал ещё фартук, - на руках он носил красные повязки, как бы поручи; в левой руке он всегда носил - в подражание монаху Самуилу - скуфеечку, на которую его почитатели клали денежную лепту, - на ногах у него были опорки от сапогов.

    Незнатный по своему положению и званию, он, несмотря на всё это, своею подвижническою жизнию среди граждан г. Переславля и его окрестностей приобрёл к себе особенное уважение. 

    Невольно является вопрос: что это был за человек? Чем он мог был расположить к себе знавших его? Ответ на эти вопросы краток: конечно не оригинальным своим костюмом, но подвижническою жизнию при видимом юродстве - вот чем привлекал к себе сердца.

 

     С детства он принимает на себя это юродство, слывя между сверстниками за человека глупого, безумного. Но этой глупости и безумия в действительности не было, он казался только таким, ибо всецело усуглублялся в свой внутренний духовный мир, совершенствуясь вместе с возрастом. И вот этот подвиг юродства ещё в детской его жизни невольно заставлял всех обратить на него внимание - особенно когда он, как казалось многим, символически и прикровенно стал предсказывать будущее.

    Рассказывали, что будучи ещё восьмилетним отроком, он в своём селе и окрестностях предсказал мор на людях. Среди села он выкопал две могилки, нарвал еще не созревших яблоков, наполнил ими могилки и засыпал их, поставив на них крестик. Когда же товарищи и мужики стали его за это бранить, то он отвечал им: "Не любо - поплачешь". Через неделю он стал лаптями возить землю на сельское кладбище. Когда же окружающие опять стали бранить и даже бить, то он только и говорил: "Не любо - поплачешь"... И что же? В этом селе, как передают односельчане, вскоре случился мор, унёсший в могилу немало не созревших до старости человеческих жертв.

    С этого же времени Миша все чаще и чаще стал удаляться в город от своих родителей. Сначала на день, на два, а потом и совсем ушёл от родителей, всецело предавая себя в волю Божию, не имея ни крова, ни пищи, ни тёплой одежды.

    Покончив всякие связи с родительским домом, Миша всю свою жизнь провёл, скитаясь по городу и его окрестностям. Между прочим, он часто посещал Троицкую слободку, где любил пребывать в доме убогого (безногого), такого же безбрачного крестьянина Симеона Вуколова (теперь здесь перестроенный дом 21), не заботмлся Миша о том, что поесть и во что одеться, добрые люди награждали его и пищей, и одеждой, и приютом. - Когда он ходил по городу, то обыкновенно люди, уважающие его, подходили к нему за советом.

    Чаще всего к нему прибегали за советом в несчастных обстоятельствах жизни. Вот что передает один богатый купец г. Переславля (Зимин).

    Однажды были у меня в гостях приезжие из другого города. У них случилось несчастие - угнали дошадей. Приехавший гость с горя впал в сильную тоску, так что хотел, было покончить с собою, но я посоветовал ему обратиться к Мише. Гость мой Миши не знал. Мне пришлось самому провожать его и указать ему Мишу. Мы ещё не успели и заговорить с ним, как он уже предупредил нас кратким советом: "Поезжай - найдётся". И действительно, в тот вечер пропажа нашлась.

 

    Говорили, что нередко перед смертию кого-нибудь Мишу часто видали плачущим у ворот того дома, в котором должен быть покойник.

    Вот, что например, рассказывает один священник г. Переславля:

    1892 года 28 мая в 2 часа ночи приходит Миша к воротам нашего дома и плачет. Не войдя в дом, он удалился, а потом в 5 часов того же утра снова Миша приходит к нашему дому и просит показать ему покойника. Все были удивлены, так как из посторонних в эти минуты никто не мог знать о смерти моего тестя священника А. П. Мы показали Мише покойника и просили его, чтобы он за него помолился. Помолившись за умершего перед иконой, вдруг к нашему изумлению, Миша со слезами  оборачивается лицом к нашей спальне и снова молиться. Все мы приняли это за нерадостное предуказание. И действительно, вскоре после погребения тестя заболевает моя жена и тоже умирает.

 

    Другой случай такого же необьяснимого ясновидения. Попросившись переночевать в дом одного переславского жителя А. М., Миша лёг на диван со словами: "Устал - отдохнуть надо", - и положил руки на грудь. Пролежав минуту-две, ничего более не говоря, он со слезами ушёл. В то время в семействе все были здоровы. Но через два дня неожиданно умерла жена г. М.

    Третий случай. У одной крестьянки Никитской слободки помер мальчик, о чём она даже сама не знала. В Переславле случилось ей повстречаться с Мишей. Подойдя к ней, Миша сказал: "Дай копейку - помяну", - и тут же заплакал. Женщина, подавая копейку, сказала ему: "Что ты, Миша,  кого хочешь помянуть?" - "Поди домой", - был ответ. И что же? Когда она пришла домой, то действительно нашла неожиданно для всех умершим мальчика восьми лет.

    23 года тому назад в той же Никитской слободке Миша, по словам крестьян, предсказал пожар. Подойдя к новому дому А. С. Н., Миша сказал: "Хорош дом, но недолго в нём жить". Через неделю был пожар. И вот что по этому поводу рассказывает 80-летний старец, заштатный священник с Троицкой слободки о. Василий. За три дня до вышеупомянутого пожара Миша пришёл в Никитскую слободку, взял ведро и стал таскать из пруда воду и лить перед окнами домов одной стороны слободки. И что же? Через три дня сгорело 12 домов, и как раз те, против которых Миша лил воду.

    Местный помещик Т. рассказывает, как Миша предсказал его супруге падёж скота. Подойдя к ней в одном магазине, Миша вдруг ей заговорил: "Чума, чума... чума". Неожиданное недоумение разрешилось в скором времени. Чума действительно уничтожила