+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
ДзюдоЕсли недоступен по телефону напишите в Ватсцапп и укажите пожалуйста когда можно перезвонить.
    У этой могилы люди просят ходатайства пред Богом в лечении глаз и ног. Переславский юродивый Миша-Самуил

У этой могилы люди просят ходатайства пред Богом в лечении глаз и ног. Переславский юродивый Миша-Самуил

 

    Материалов о Мише-Самуиле известно не так много, но по ним ясно, что он был незаурядной личностью. Память о нем не только не угасает уже целый век, но все это времяего почитают как человека святой жизни, принявшего на себя подвиг юродства Христа ради.

    Блаженными называется особый разряд святых подвижников и подвижниц, иначе называемыми юродивыми. Принявшие сей подвиг отказываются от обычного образа жизни, делаются добровольными скитальцами и нищими, обдуманно принимают на себя образ человека, лишённого здравого ума. Для этого подвига нужны великое самоотвержение, чрезвычайное к себе беспристрастие, терпение непрестанных поруганий и презрения от народа. Вместе с тем необходима и высокая мудрость, чтобы бесславие свое обращать во славу Божию: в смешном ничего не допускать греховного, в неблагопристойном - ничего соблазнительного, в обличении - ничего несправедливого. Некоторые из юродивых были духовно прозорливы. Жизнь Миши - Самуила полностью соотвествует данному определению, а его святость доказана посмертными чудесами.

 

 

 

    Первая книга о Мише - Самуиле была напечатана через год после его кончины. Это самый ценный и полный источник о жизни блаженного, который написан его современником, священником Николаем Смирновым, который служил в церкви Рождества Богородицы села Ягренево Переславского уезда. Последующие публикации и рукописные записи о Миши-Самуиле основаны на этой книге, пересказывают ее или немного дополняют; но гораздо ценнее в них свидетельства прижизненных или посмертных чудес.

 

                         Миша - Самуил

 

    23 февраля 1907 года в Троицкой слободке, что близ Переславля-Залеского, скончался известный жителям г. Переславля подвижник-юродивый "Миша-Самуил". Покойный был сын крестьянина подгородного села Ям, находящегося в двух верстах от г. Переславля.  Полное имя, отчество и фамилия его: - Михаил Васильевич Лазарев. Народ называл его просто : " Миша - Самуил ". Имя " Самуил " ему добавлено народом, как бы своего рода монашествующему лицу, за его строгую девственную жизнь, - и присвоенно ему со времени смерти уважаемого иеромонаха Никольского в то время мужского монастыря - Самуила.

 

 

 

 

 

    Миша был высокого роста, с кудреватыми волосами и белой бородой. Лицо его отличалось подвижностью; тёмно-серые глаза его иногда озарялись радостным блеском.

    Зимой и летом он неизменно одевался в одну и ту же одежду. Под коротенькую курточку свою он одевал ещё фартук, - на руках он носил красные повязки, как бы поручи; в левой руке он всегда носил - в подражание монаху Самуилу - скуфеечку, на которую его почитатели клали денежную лепту, - на ногах у него были опорки от сапогов.

    Незнатный по своему положению и званию, он, несмотря на всё это, своею подвижническою жизнию среди граждан г. Переславля и его окрестностей приобрёл к себе особенное уважение. 

    Невольно является вопрос: что это был за человек? Чем он мог был расположить к себе знавших его? Ответ на эти вопросы краток: конечно не оригинальным своим костюмом, но подвижническою жизнию при видимом юродстве - вот чем привлекал к себе сердца.

 

     С детства он принимает на себя это юродство, слывя между сверстниками за человека глупого, безумного. Но этой глупости и безумия в действительности не было, он казался только таким, ибо всецело усуглублялся в свой внутренний духовный мир, совершенствуясь вместе с возрастом. И вот этот подвиг юродства ещё в детской его жизни невольно заставлял всех обратить на него внимание - особенно когда он, как казалось многим, символически и прикровенно стал предсказывать будущее.

    Рассказывали, что будучи ещё восьмилетним отроком, он в своём селе и окрестностях предсказал мор на людях. Среди села он выкопал две могилки, нарвал еще не созревших яблоков, наполнил ими могилки и засыпал их, поставив на них крестик. Когда же товарищи и мужики стали его за это бранить, то он отвечал им: "Не любо - поплачешь". Через неделю он стал лаптями возить землю на сельское кладбище. Когда же окружающие опять стали бранить и даже бить, то он только и говорил: "Не любо - поплачешь"... И что же? В этом селе, как передают односельчане, вскоре случился мор, унёсший в могилу немало не созревших до старости человеческих жертв.

    С этого же времени Миша все чаще и чаще стал удаляться в город от своих родителей. Сначала на день, на два, а потом и совсем ушёл от родителей, всецело предавая себя в волю Божию, не имея ни крова, ни пищи, ни тёплой одежды.

    Покончив всякие связи с родительским домом, Миша всю свою жизнь провёл, скитаясь по городу и его окрестностям. Между прочим, он часто посещал Троицкую слободку, где любил пребывать в доме убогого (безногого), такого же безбрачного крестьянина Симеона Вуколова (теперь здесь перестроенный дом 21), не заботмлся Миша о том, что поесть и во что одеться, добрые люди награждали его и пищей, и одеждой, и приютом. - Когда он ходил по городу, то обыкновенно люди, уважающие его, подходили к нему за советом.

    Чаще всего к нему прибегали за советом в несчастных обстоятельствах жизни. Вот что передает один богатый купец г. Переславля (Зимин).

    Однажды были у меня в гостях приезжие из другого города. У них случилось несчастие - угнали дошадей. Приехавший гость с горя впал в сильную тоску, так что хотел, было покончить с собою, но я посоветовал ему обратиться к Мише. Гость мой Миши не знал. Мне пришлось самому провожать его и указать ему Мишу. Мы ещё не успели и заговорить с ним, как он уже предупредил нас кратким советом: "Поезжай - найдётся". И действительно, в тот вечер пропажа нашлась.

 

    Говорили, что нередко перед смертию кого-нибудь Мишу часто видали плачущим у ворот того дома, в котором должен быть покойник.

    Вот, что например, рассказывает один священник г. Переславля:

    1892 года 28 мая в 2 часа ночи приходит Миша к воротам нашего дома и плачет. Не войдя в дом, он удалился, а потом в 5 часов того же утра снова Миша приходит к нашему дому и просит показать ему покойника. Все были удивлены, так как из посторонних в эти минуты никто не мог знать о смерти моего тестя священника А. П. Мы показали Мише покойника и просили его, чтобы он за него помолился. Помолившись за умершего перед иконой, вдруг к нашему изумлению, Миша со слезами  оборачивается лицом к нашей спальне и снова молиться. Все мы приняли это за нерадостное предуказание. И действительно, вскоре после погребения тестя заболевает моя жена и тоже умирает.

 

    Другой случай такого же необьяснимого ясновидения. Попросившись переночевать в дом одного переславского жителя А. М., Миша лёг на диван со словами: "Устал - отдохнуть надо", - и положил руки на грудь. Пролежав минуту-две, ничего более не говоря, он со слезами ушёл. В то время в семействе все были здоровы. Но через два дня неожиданно умерла жена г. М.

    Третий случай. У одной крестьянки Никитской слободки помер мальчик, о чём она даже сама не знала. В Переславле случилось ей повстречаться с Мишей. Подойдя к ней, Миша сказал: "Дай копейку - помяну", - и тут же заплакал. Женщина, подавая копейку, сказала ему: "Что ты, Миша,  кого хочешь помянуть?" - "Поди домой", - был ответ. И что же? Когда она пришла домой, то действительно нашла неожиданно для всех умершим мальчика восьми лет.

    23 года тому назад в той же Никитской слободке Миша, по словам крестьян, предсказал пожар. Подойдя к новому дому А. С. Н., Миша сказал: "Хорош дом, но недолго в нём жить". Через неделю был пожар. И вот что по этому поводу рассказывает 80-летний старец, заштатный священник с Троицкой слободки о. Василий. За три дня до вышеупомянутого пожара Миша пришёл в Никитскую слободку, взял ведро и стал таскать из пруда воду и лить перед окнами домов одной стороны слободки. И что же? Через три дня сгорело 12 домов, и как раз те, против которых Миша лил воду.

    Местный помещик Т. рассказывает, как Миша предсказал его супруге падёж скота. Подойдя к ней в одном магазине, Миша вдруг ей заговорил: "Чума, чума... чума". Неожиданное недоумение разрешилось в скором времени. Чума действительно уничтожила тогда около половины всего стала, принадлежащего помещику Табаровскому.

    Миша любил иногда просить белую рубаху, что считалось обыкновенно признаком предстоящей кому-нибудь из близких родных смерти. Из множества таких фактов укажем на один очень поразительный. Однажды он пришел в дом Переславского жителя г. Я. и потребовал белую рубаху, и вскоре телеграмма известила его семейство о смерти ближайшего родственника.

 

 

 

 

    Все деньги, которые Мише жертвовали его почитатели, он приносил в дар Богу с молитвою за добрых деятелей, или же раздавал таким же нищим, каким был сам. Большею частию он клал деньги в кружку у церкви святого князя Андрея (Князь-Андреевская церковь находилась около дома 7 по улице Кардовского. Часовней здесь, видимо, назван придел преподобного Даниила в соборе Троицкого Данилова монастыря (улица Луговая, 7). Троице-Сергиевская церковь распологалась на берегу около моста через Трубеж, в 2006 году на ее месте установлен памятный крест.), в часовне преподобного Даниила, в соборную кружку, в Сергиевскую, в Троицко-Слободскую и Никитскую часовню, что у студенного потока в овраге, находящуюся на северо-западе от Никитского монастыря.

    В последней часовне, когда Миша был помоложе, он часто молился Богу по ночам. Молясь в храмах, Миша любил собирать по церкви деньги вместе с церковным старостой. Особенности б его сбора было то, что он подаваемые деньги сначала зажимал в руку, а потом с молитвою, видимо, за жертводателей клал в кружку. Где бы он не собирал, везде доход был в церкви хороший.

 

 

    

 

 

    Миша был человек кроткий и богобоязненный, за что и Бог посылал ему многих благодетелей - его почитателей. Купец, извозчик, мирный гражданин - никто не гнушался им. Наоборот, считали за счастье, если, например, если у торговца он попросит чего-нибудь съестного; извозчик радуется, если Миша попросит довезти его, а обыватель рад, если Миша посетит его дом, почитая его визит залогом семейного мира и благополучия.

 

 

 

 

    В феврале месяце 1907 года Миша заболевает. 12-го числа, по его просьбе, его отвезли в с. Троицкую слободку в дом С. Вуколова. Весть об его болезни быстро распространилась по городу, тем более что раньше он не испытывал никаких болезней, несмотря на то, что и зиму и лето ходил в лёгкой летней одежде и на босу ногу.

    Каждый день из города и его окрестностей стали стекаться в убогий дом Вуколова почитатели Миши, чтобы получить от него предсмертное благословение, услышать от него слово утешения или, наконец, напоследок хотя чем-нибудь послужить ему. В последние дни его жизни много походили за разболевшимся Мишей монахини из Никольского женского монастыря. Они почти ежедневно сменялись у его постели, а две из них буквально не отходили от его болезненного предсмертного ложа.

 

 

 

 

    С каждым днём Мише становилось все хуже и хуже. 18-го числа священником местного прихода о. Петром Покровским над ним совершено  было таинство елеосвящения. Народа собралась масса. Слезная молитва неслась к Богу с прошением о здравии болящего Михаила.

    В тот же день Миша был исповедание и приобщение святых Христовых Тайн. После соборования здоровье Миши на время как будто бы улучшилось, но через два дня ему опять стало хуже. 23-го числа рано утром он ещё раз был напутствовал святыми Тайнами и в 3 часа пополудни Миша тихо скончался.

    С минуты смерти народ толпами стал стекаться в слободку - отдать последний долг усопшему своему любимцу. И не столько бедных крестьян, сколько богатых жителей г. Переславля перебывало у смертного одра почившего, так что лошади непрестанно подвозили Переславле-Залесском к дому Вуколова. Почти непрерывно служились панихиды. Некоторыми благодетелями и почитателями усопшего, юродивого нищего - было приготовлено все необходимое для погребения, как то: гроб, обитый дорогим манчестером фиолетового цвета, богатый покров, свечи, ладан и другие принадлежности.

 

 

 

 

    День погребения был назначен в мясопустное воскресенье 25-го февраля. С раннего утра народ стал стекаться в Троицкую слободку в громадном количестве. На вынос тела, кроме местного притча, приехал священник с. Ягренева Н. Смирнов и диакон Златоустовской г. Переславля церкви В. Соколов (Церковь Иоанна Златоуста стояла на Семёновской улице. Сейчас на ее месте находится столовая и ресторан: Ростовская улица, дом 36. - Ред.). Пел хор монахинь Никольского монастыря. Панихиды служились буквально без перерыва. Несшие гроб покойного часто менялись. Многие считали за счастье хотя несколько шагов понести гроб, по крайней мере, прикоснуться к нему. С полпути до храма гроб был несен на головах. Когда медленное шествие поравнялось с домом заштатного священника о. Василия, то и сей 80-летний согбенный старец, опираясь на деревянный свой посох, добрел до гроба столь чтимого народом Миши и, облачившись, отслужил по усопшем заупокойную литию.

 

 

 

 

    Путь от Переславля до Троицкой слободки на протяжении двух верст был почти сплошь занят народом и пешими, и на лошадях. В 10 часов началась литургия, которую (чтобы удовлетворить хотя часть всей публики, желавшей помолиться у гроба новопреставленного, для большего простора) пришлось служить в Троицком холодном храме. Кроме вышеупомянутых духовных лиц, в служении литургии ещё пожелал принять участие диакон Духовской г. Переславля церкви В. Покровский. На правом клиросе умилительно-благоговейно пел хор монахинь Никольского женского монастыря, а на левом любители пения. За литургию местным священником о. А. Покровским было сказано поучение.

 

 

          ПОЧИТАНИЕ УГОДНИКА БОЖИЯ МИХАИЛА И ТРОИЦКИЙ ХРАМ В НАШИ ДНИ

 

    Миша-Самуил жил на рубеже XIX-XX веков. Может показаться, что период открытого богоборчества должен был вытравить из памяти людей светлый образ праведника, подвергнуть сомнению и осмеянию духовный подвиг его жизни. Но, по милости Божией, народное предание донесло до наших дней воспоминания об этом угоднике.

    В течение целого века не угасает память о нем. С 2004 года блаженный почитается как угодник Божий во всей Ярославской епархии. В Сергиевом Посаде, Санкт-Петербурге, Москве, Подмосковье и других местах многие знают о блаженном и почитают его. Тропинка к его скромной могиле никогда не зарастала. Все это время люди шли сюда и идут до сих пор со своими бедами или благодарностью о полученной помощи, которая не прерывалась никогда.

 

 

 

 

    Могила Миши-Самуила находится рядом с алтарем Троицкой церкви, около Юго-Восточной угла храма в селе Троицкая слобода Переславского района.

    Троицкая слобода распологалась недалеко от Никитского мужского монастыря по обеим сторонам шоссе Москва-Ярославль. Троицкая церковь была построена в 1855 году на средства прихожан. Пятиглавый каменный храм с трапезной и колокольней стоит у самой дороги.

 

 

    

 

 

 

 

              16. Об исцелении ноги отрока. 2002 г.

    В одной семье из Галича мальчик лет девяти получил три года назад травму правой ноги. У него свело сухожилие в области стопы так, что стопа по отношению к левой стала под углом, ее нельзя было поставить прямо и ровно. Отрок ходил с костылем. Около года назад приехали в Переславль. Когда они были на Варварином источнике, кто-то посоветовал им съездить на могилку Миши-Самуила.

 

 

    

   

 

 

    На могиле старца они помолились, помазали ногу мальчика маслом из лампады, закреплённой на кресте, и, сорвав лепесток пиона, приложили его к больному месту и забинтовали. Пошли садиться в машину. Когда мальчик ступил ногой в машину, он вдруг вскрикнул. Его больная стопа стала вровень со здоровой. Он сказал своему делу Димитрию: "Дед, погляди на мои ноги", - и поставил стопы ног вместе. А дед, когда внук ставил ногу в машину, слышал как бы глухой треск в костях и видел, что мальчик побледнел. С тех пор нога стала здоровой. Теперь эта семья приезжает на могилку Миши-Самуила благодарить его за исцеление мальчика. Дед Димитрий сказал: "Пока мы живы, будем сюда ездить. Какой великий угодник тут лежит, и странно, что здешние люди так бедно содержат его могилку". (К. А. Пыряева.)