+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
У невестки прихожанки Л. Свято-Троицкого храма города Батайска на последнем месяце беременности врачи обнаружили патологию плода: ручки и ножки недоразвиты. Внимательно выслушав настоятеля храма о. Сергия, старец обещал молиться. Архимандрит Модест (Потап

У невестки прихожанки Л. Свято-Троицкого храма города Батайска на последнем месяце беременности врачи обнаружили патологию плода: ручки и ножки недоразвиты. Внимательно выслушав настоятеля храма о. Сергия, старец обещал молиться. Архимандрит Модест (Потап

 

 

                                                        

 

                                                                           Архимандрит Модест (Потапов) (1926 -2003)


Архимандрит Модест (в миру Михаил Харитонович Потапов) родился 20 ноября 1926 года в хуторе Павло-Очаковка Азовского района Ростовской области в крестьянской семье. Он был младшим в семье.
Боголюбивые родители Харитон и Анна Потаповы с раннего детства прививали детям любовь к Богу и ближним, собственным примером учили своих детей милосердию. Малолетний Миша удивлял всех своим благочестием, с пятилетнего возраста он начал поститься. Ему очень нравились церковные службы, придя как-то из храма домой, мальчик смастерил что-то похожее на кадило и серьёзно начал «служить Богу», а когда его отвлекали вопросами, говорил: «Не мешайте мне – я Богу служу!» На всю жизнь сохранил он в душе заветные слова родителей о том, что грех оскорбляет Господа. А истинность слов, услышанных от них в детстве о том, что «с Богом нигде и ничего не страшно», подтвердила сама жизнь. Несколько раз Михаила заставляли снять нательный крест, угрожая выгнать из училища, подобные угрозы были и на работе. Но Михаил никогда не отрекался от веры, он вверил свою судьбу Богу и ничего не боялся.
Однажды слепой прозорливый иеромонах Гурий предсказывал благочестивым родителям Михаила, что их сын будет священником, позже станет монахом. Пророчеству суждено было исполниться. (28 августа 1976 года в пятидесятилетнем возрасте Михаил Харитонович стал священнослужителем, а в 1985 году он принял монашеский постриг.)
До этого служил в армии поваром в Грузии. Вернувшись из армии, поступил в 1947 году в Азовское морское училище. После окончания училища по распределению устроился работать радистом в Азовский рыбокомбинат, где проработал 17 лет.
Юноша не думал о семейной жизни, и хотя по настоянию родителей и женился, уже через месяц привёл жену своим родителям со словами: « Вы говорили, что она добрая, - так сами с ней и живите. С ней невозможно жить...»
Михаил признавался родным, что лишь Господь его единственная радость, очень сожалел, что в городе не было церкви, как-то шутя, сказал родственнице: «Если бы у нас была церковка в Азове: я бы хоть звонариком был». А в двадцатилетнем возрасте он во сне видел себя в монашеской одежде. В выходные и отпускные дни он посещал святые места; побывал в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, Псково-Печёрском монастыре, Киево-Печёрской Лавре, Глинской пустыни, посещал монашеские общины Харькова, храм Александра Невского в Тбилиси.
Первым духовным наставником будущего подвижника был архимандрит Иоанн (Маслов), воспитанник великих Глинский старцев. Он, наставляя Михаила, говорил: «Читай молитву Иисусову – и спасёшься», «Дома со своими родными живи в мире и любви. Будь им не в тягость, а в радость. Это угодно Богу и спасительно для души».
Позже отец Иоанн направил его в Тбилиси, в русский храм Александра Невского, где он встретил прозорливых Глинских старцев митрополита Зиновия (Мажура) (в схиме – Серафим) и схиархимандрита Виталия (Сидоренко), которые в разные годы были его духовниками.
В шестидесятые годы представители власти вели наблюдение за молодёжью и людьми среднего возраста посещавшие храмы и монастыри, сообщали на место работы и учебы. Когда директор рыбокомбината заставил выбирать между работой и храмом, дав на раздумье всего три дня, Михаил отправился к духовному отцу за советом. Митрополит Зиновий благословил увольняться.
Послушание Михаил начинал в храме села Кулешовка под Азовом. Он и раньше ездил в этот храм молиться, здесь его определили сначала алтарником, а потом регентом. Иногда приезжал он в ростовский собор Рождества Пресвятой Богородицы, там пел на клиросе, а 22 апреля 1976 года архиепископ Иоасаф рукоположил Михаила в сан диакона. А 28 августа 1976 года в день празднования Успения Божией Матери, – в иереи: «Прими, чадо, сие рукоположение, как от рук самой Царицы Небесной…» Вскоре, после смерти владыки, иерея Михаила назначили настоятелем в шахтинский Покровский молитвенный дом.
Первую свою службу отец Михаил служил 4 декабря на праздник «Введение во храм Пресвятой Богородицы». Пришли всего несколько человек. «Людочки, такой большой праздник, а вас так мало…», – начал батюшка свою первую проповедь. И заплакал. Много слёз прольёт подвижник, молясь за заблудшие души. Пройдёт несколько лет, и даже церковный двор будет наполнен в праздничные дни верующими людьми, а число духовных чад благодатного батюшки будет расти год от года.
Молитвенный дом напоминал заброшенную избу, когда отец Михаил впервые вошёл в него. При нём молитвенный дом стал красивым храмом: его втайне от властей обкладывали изнутри кирпичом, а потом разобрали внешнюю полуразрушенную часть стен. Представителям власти не раз угрожали ему, в их власти было закрыть храм и расправиться с неугодным священнослужителем, достаточно было подкинуть несколько анонимок и, обвинив в антисоветской деятельности, арестовать. Но прихожане заступились за любимого пастыря. Благодаря их письмам приехала столичная комиссия признала действия местных властей незаконными.
Многочисленные скорби подорвали здоровья отца Михаила, однако, не смотря на сердечные боли, он продолжал ежедневно служить в храме. «Меня держит молитва», – говорил старец.
Время от времени отец Михаил приезжал в Тбилиси, чтобы узнать волю Божию, по волнующим его вопросам, которая была открыта прозорливым старцам. В 1985 году в Тбилиси, в один из таких приездов, схимитрополит Серафим постриг отца Михаила в монахи с именем Модест, восприемником был схиархимандрит Виталий. Менее чем через год после пострига митрополит Ростовский Владимир возвёл иеромонаха Модеста в сан игумена.
Усилиями архимандрита Модеста были восстановлены многие храмы и два монастыря в Ростовской области, возродились Свято-Покровский молитвенный дом г. Шахты, кафедральный собор в г. Новочеркасске.
Прихожане Покровского храма рассказывали, что молитвам батюшки было много исцелений. Приведём свидетельство рабы Божией Нины: «У моей дочери отказали почки, и она попала в реанимацию. Врачи сказали: «Мы всё сделали, что от нас зависит, а теперь молитесь. Если Господь даст, что заработают почки, значит, будет жить». Вечером я вся в слезах зашла в Покровский храм поставить свечку о здравии, помолиться. Потом мне знакомая рассказала: «Батюшка, когда узнал о твоей беде, открыл Царские Врата и всю вечерню служил о здравии твоей дочери – слёзы ручьями текли. И вместе с ним молился и весь храм». Тогда моей Ирине было 17 лет, а сейчас ей уже 42 года, Она 15 часов находилась в состоянии клинической смерти, и по молитвам отца Модеста Господь вернул её к жизни».
Староста храма Валентина рассказывала, что однажды заболела её внучка: от высокой температуры теряла сознание. Валентина прибежала в храм вся в слезах и говорит отцу Михаилу: «Батюшка, внучка умирает, лицо уже пятнами пошло». Он сразу пошёл к больной, помолился, окропил девочку святой водичкой – она и поправилась.
Вспоминает раба Божия Елена: «Он, может, видел что-то, не знаю. Пригласили мы его на Михайлов день к нам в Шахтинский храм, а батюшка уже служил в Новочеркасске. Народу было много, а у меня дитё больное. Я стою и думаю: ну хоть бы его к Евангелию подвести, а как – не соображу, уж очень мы далеко от батюшки. И вот выходит батюшка читать Евангелие, нашёл глазами моего сыночка, вывел его на середину и облил с креста водой (был водосвятный молебен). А я стояла и плакала: ну как же он услышал, я же далеко была?»
В 1986 году митрополит Ростовский Владимир возвёл иеромонаха Модеста в сан игумена. (Позже игумен Модест был возведен в высший монашеский сан – архимандрита.)
В 1986 году Ростовский владыка перевёл отца Модеста на новое место – в Новочеркасский Вознесенский Войсковой собор. Когда отец Модест стал настоятелем собора, храм был в плачевном состоянии, а за годы его служения возродился.
Первую службу батюшка отслужил 15 мая 1989 года. Очевидцы говорили, что службы отца Модеста, даже будничные, всегда были незабываемым торжеством, праздником веры и любви. По благословению своих духовных отцов отец Модест совершал чин отчитки: читал особые молитвы – об исцелении и на изгнание злых духов. Имя отца Модеста стало известно далеко за пределами Новочеркасска и Ростовской епархии. Многие верующие люди привозили на «вычитки» своих больных родственников, и Господь совершал по его молитвам чудеса, там, где медицина была бессильна.
В 1991 году отец Модест был направлен возрождать Иверский монастырь, поросший к тому времени бурьяном. (Монастырь был основан в 1903 году при въезде в Ростов-на-Дону.)
В декабре 1992 года отошёл в вечность схиархимандрит Виталий. Перед смертью он передал многих своих духовных чад архимандриту Модесту. Передал ему и свою ризу, к которой отец Модест относился как к великой святыне.
В 1992 году архимандрит Модест был назначен духовником возрождающегося Свято-Иверского женского монастыря.
Как вспоминал отец Валентин, ныне духовник Свято-Иверского монастыря, «он был в первую очередь ревнитель молитвы и богослужения. В первую очередь – служба и молитва, а всё остальное – стройка, благоукрашение храма, устройство быта - приложатся вам…Он обладал великим даром слёз». Поэтому духовное окормление сестёр монастыря было его главной задачей, и с первых дней батюшка начал обучать их азбуке монашеской жизни. «Послушание выше поста и молитвы, – не раз повторял он сёстрам. – Что не по послушанию – пользы не принесёт». Учил быть внимательным в первую очередь к мелочам. Когда кто-то, мудрствуя, спросил у него о различных приёмах в молитве, батюшка сказал: «Молись как дитя. Вот как дитё лепечет перед своей матерью, так и вы перед Господом – в простоте сердца».
В 1994 году архимандрит Модест был назначен настоятелем Свято-Иверского монастыря, а в 1994 году - наместником Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря, который пришлось поднимать буквально из руин. Он был призван к настоятельству в монастыре в 68 лет. Молитвами старца в святой обители возродились и духовные традиции монашества.
Из воспоминаний духовных детей старца: «Батюшка - был очень милосердным, жалостливым. Лицо его было всегда озарено светлой радостью, он был большим молитвенником и духовным врачом для всех, кто к нему обращался».
За великую любовь к Богу и ближним, старец Модест удостоился Даров Святого Духа – прозорливости и исцеления. Однажды на вопрос друга юности, откуда он всё знает, старец признался: «Понимаешь, мне Господь открывает. Я когда молюсь, исчезают иконы, стены, и я всё вижу…»
Возрождение монастыря пришлось начинать практически с "нуля". Первый год братии приходилось зимовать в арендованном помещении, которое не отапливалось. На ночь залезали в спальные мешки, потому что пол, на котором они спали, к утру покрывался коркой льда. Батюшка плакал, когда говорил, что "очень уж нужно восстановить монастырь".
За два года очистили от мусора и привели в порядок храм Донской иконы Божией Матери. Заложили на монастырском дворе братский корпус.
Но не обошлось без искушений. Сначала в ростовской прессе печатались лживые статьи с призывами спасти «архитектурную жемчужину 18 века» от «чёрных воронов», потом приехал министр культуры, который, увидев строящийся корпус, пообещал, что сравняет всё с землёй. Отец Модест тогда спокойно ответил: «Если пришлёте бульдозеры, я лягу под них». Через год министра сняли с должности, он так и не сумел навредить монастырю.
Однако монахов не оставили в покое. Как только они расчистили территорию монастыря от мусора, привели в порядок храм Донской иконы и начали в нём служить, в подворье монастыря стали устраивать шумные праздники с привлечением танцевальных народных коллективов.
В какой-то момент, от безысходности монахи решили уйти из Старочеркасска навсегда, молиться в таких условиях было невозможно. Глинские старцы к тому времени уже переселились в Небесные обители, посоветоваться с ними отец Модест уже не мог. Архимандрит Модест со слезами просил Господа о помощи. Через Никольского старца схиархимандрита Зосиму Господь вразумил своего избранника. Схиархимандрит Зосима сумел в это трудное время поддержать и приободрить всех: «Не сдавайтесь, не отступайте – будет у вас монастырь! Ещё власти сами вам всё отдадут и даже помогать будут». Старец пожертвовал отцу Модесту с братией древнее напрестольное Евангелие, которое до революции возлежало на престоле казачьего Воскресенского собора в Старочеркасске. Вернувшаяся святыня и пророчество старца вселили в сердца монахов надежду, они усилили молитву. Старец Зосима (Сокур), вспоминая о духовных беседах с отцом Модестом, говорил: «Мне общение с отцом Модестом Господь послал для утешения и укрепления!» Оба старца были прозорливы, но Господь для их смирения не всё открывал им, а только то, что Сам считал необходимым.
Через три месяца народные праздники прекратились. (Начались годы перестройки, средства на народные гуляния уже не выделяли.)
Наладилась размеренная монастырская жизнь. В монастырь приезжали страждущие со всей страны. Люди с легкостью выстаивали многочасовые монастырские службы, благодаря благодати, которая снисходила во время службы на подвижника и заполняла всю церковь. Верующие говорили, что общаться с батюшкой для них было счастьем, «он в свою душу впускал все их скорби», они от него уходили радостные и облегчённые.
Прихожанин Владимир вспоминал: « ...Луч света выходил от него – и проходил насквозь, пронизывал с ног до головы. И сам он сиял, сиял неземным светом, радостью…» Это свет исходил от самого старца, дети обращали внимание своих родителей на это словами: « Смотри – батюшка сияет!»
Прихожанка Тамара Кузьминична вспоминала: «Особенно поражало, когда он предстоял в алтаре и произносил молитву – и голос, казалось, летит в небо и сливается с небесами».
Верующие рассказывали, что отец Модест имел дар слёз, служил он всегда благоговейно. А когда становился на колени и со слезами молился, некоторые люди, видя плачущего о грехах людей старца, умилялись, другие сами начинали плакать. « Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5.4)
Раба Божия Мария вспоминала: « Его служба начиналась слезами и оканчивалась слезами – он такой был молитвенничек, сейчас таких нет!»
Вспоминает раба Божия Надежда: «Он настолько чужое горе близко к сердцу принимал! Вот читает, о заблудших, о болящих а слёзы у него ручьями льются, рыдает буквально, и все люди вокруг него плачут».
Любимой службой отца Михаила была панихида, раба Божия Елена говорила, что записки об упокоении батюшка всегда читал на коленях. А, вспоминая слова, которые старец часто повторял на проповедях о панихиде, говорила, что батюшка, обращаясь к верующим, говорил: «Вот вы приходите в храм, и все себе здоровья просите, а покойнички ждут ваших молитв. Людочки, в первую очередь покойничков вспомните, а потом уже и о себе подумайте».
После воскресных служб батюшка не успевал покушать и отдохнуть, потому что ждали страждущие, приехавшие на «отчитку» отовсюду.
Приведём несколько свидетельств о чудесных исцелениях по молитвам старца.
Не любил батюшка праздновать свои дни рождения, но по случаю 75-летия сделал исключение. Четыре раза собирал он своих духовных чад, никого не забыл. Сам готовил свои любимые пирожки, пельмени и котлеты.
Перед Рождеством батюшка вместе с настоятельницей Иверского монастыря, матушкой Рахилью, навестил своего духовного сына отца Сергия, его батайскую паству, и благословил на строительство собора. Он предсказал, что прекрасный храм возведут за три года, добавив, что сам он не доживёт до этого радостного события, хотя хотел бы и сам послужить в нём. (За три года новый величественный храм в Батайске действительно построили, а батюшка уже отошёл в вечность.)
У невестки прихожанки Л. Свято-Троицкого храма города Батайска на последнем месяце беременности врачи обнаружили патологию плода: ручки и ножки недоразвиты. Внимательно выслушав настоятеля храма о. Сергия, старец обещал молиться. Через неделю старец позвонил и сообщил: «Отец Сергий! Передай Л., чтобы не переживала, все будет хорошо. Ребенок родится здоровым!». Это известие отец Сергий тут же сообщил своей прихожанке. И действительно – вскоре невестка Л. родила здоровую девочку.
Последние три года старец тяжело болел, незадолго до смерти он говорил духовным чадам: «Приходите ко мне на могилу. Если заслужу благодать у Господа, то буду помогать вам».
8 марта старец с инфарктом попал в больницу. 12 марта приступ повторился. Тогда же старец попросил, чтобы к нему приехала братия. Прощаясь со всеми, он у каждого попросил прошения. 14 марта 2002 года в 9 часов утра архимандрит Модест исповедался и причастился Святых Христовых Таин. «После причастия он благословил читать благодарственные молитвы, – вспоминает игумен Порфирий, – голос был очень тихий, дыхание редкое, но в руке у старца были чётки – духовный монашеский меч. Так, с чётками в руках и молитвой Иисусовой на устах и в сердце, он и почил в 11 часов 20 минут…»
Хоронили старца через два дня. Около четырёх тысяч человек заполнили монастырский двор. Было очень много казаков. (Отец Модест мечтал о возрождении казачества.) Могила была усыпана цветами.
И сейчас на могиле старца всегда живые цветы, верующие люди приезжают, как и прежде к старцу Модесту просят молитвенной помощи в различных нуждах. Многие люди получают от Господа исцеления по молитвенному предстательству архимандрита Модеста. Приведём лишь несколько свидетельств:
Прихожанка М. П. рассказывала, что у неё обнаружили рак желудка, предложили операцию, перед этим велели попить неделю дорогое лекарство, на которое у неё не было денег. Женщина приехала на могилку любимого батюшки, плакала, просила: «Батюшка родной, помоги!» Через неделю пришла на повторные анализы, выяснилось, что операция уже не нужна.
У двухлетней девочки из Ростова был порок сердца, накануне операции родные сходили в церковь, по совету верующих съездили и на могилку отца Модеста, помолились о благополучном исходе операции. А когда позже в больнице сделали повторные анализы, оказалось, что девочка совершенно здорова.
Надежда Матвеевна (г. Шахты) рассказала: « Когда я стала болеть (а болело у меня буквально всё и голова, и ноги, и желудок ныл), поехала к нему на могилу, стою, вспоминаю дорогого батюшку, а слёзы сами из глаз катятся. Наревелась – пора уже и уезжать, поздно уже, а у меня ничего не болит! Уехала я от нашего батюшки здоровая... Вот всегда приезжаешь сюда. И чувствуешь себя – как дома! Такого чувства нигде больше нет...»
Людмила Ивановна М. « Только после смерти нашего батюшки – родного и всеми любимого – мы все поняли, что он был прозорливый и что ему Господь всё открывал, молитвеннику такому усердному. Сколько людей исцелилось от разных болезней, от пьянства и наркомании по батюшкиным молитвам...»
Господи, упокой душу архимандрита Модеста, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!