+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
Корнилий Крыпецкий

Корнилий Крыпецкий

 

 

 

                                                                                              ДЕТСТВО ПОДВИЖНИКА

 

 

                                 

 

                                                     Преподобный Корнилиц Крыпецкий. Икона. 1999 год. Фото. Начало XX века. 

   

     О детстве святого Корнилия известно крайне мало. Но и те скудные сведения, которые донесли до нас почитатели старца, говорят о том, что он был избранником от чрева матери. Родился будущий старец в 1841 году в деревне Великое Село, что расположена была неподалеку от Пскова (в 7-8 километрах). У родителей своих, Михея Алексеевича (1796-1846) и Вассы Григорьевны (1806-1873), Лука был пятым ребенком, самым младшим.

    Господь отметил новорожденного телесным недугом - мальчикродился полуслепым. Но и при телесной немощи, так же, как блаженная Матрона Московская и преподобный старец Гавриил из Псковской Спасо-Елеазаровской пустыни, уже в юные годы он отличался духовным зрением. Он видел, что происходило в родном селе и в ближайшей деревне, говорил об этом людям, предостерегая от будущих бедствий. Бог дал знать маленькому Луке все о человеке: настоящее, прошедшее и будущее, и, как он признавался: "что говорят голуби, и то я знаю". Но не всем это нравилось. Так что уже в детстве он пережил непонимание и гонение от людей чуждого духа, что неоднократно придётся переживать ему и в зрелые годы. Как железо в горниле огня, испытания и насмешки только завалили святого - на зло он никогда не отвечал злом и даже в душе своей не возмущался.

    Всем своим поведением мальчик напоминал о жизни по Евангелию.  

    Например, в детстве маленький Лука любил брать на себя чужие грехи! Деревенские ребята часто проказничали в чужих огородах и садах, и хотя "от юности возлюбивший" слепенький мальчик никогда не принимал участия в этих проделках, он, когда искали виновных, с радостью кричал: "Это я! Я виноват! Я эти бураки у вас повытаскивал!" Его ругали, наказывали, сильно побивали, но он и впредь вел себя так же. 

    Детское смирение мальчика Луки потрясает, и не только смирение, но и сострадание к ближним своим - брал он на себя чужую вину из жалости, чтобы других не наказывали. Все это говорит о том, что простой крестьянский мальчик, любивший посещать храм Божий, всем сердцем воспринял евангельские заповеди. И, не будучи обучен грамотности, не умея читать, он, подобно евангельским простецам без колебаний и расуждений воспринял слово Спасителя как руководство к действию - как непоколебимые правила жизни. 

    Признание мальчика в том, что ему понятен язык животных - свидетельство о глубокой сокровенной жизни и о том, что уже в начале своей жизни был он "небесным человеком". Как известно нам из житий святых, тварь земная особенно чувствует святость человека (даже больше, чем окружающие люди), открывается святым и ведет с ними так, как это было в раю - пребывая в послушании. Благодать почивает на святых, и животные ее особенно остро чувствуют. 

    В детстве слепенькому Луке односельчане поручили пасти своих коров. Пастухом он был необычным - выгонял стадо на пастбище и оставлял на волю Божию, а сам отправлялся в храм. А когда вечером нужно было гнать стадо обратно, все до единой коровушки собирались гуртом и послушно шли вслед за своим пастырем. Несомненно, все вызывало немалое удивление у односельчан будущего старца, один из них Василий Графов, сам отмеченный чертами юродства, сохранил воспоминания о чудесном мальчике и юноше на всю жизнь и передал их первому жизнеописателю преподобного Корнилия - псковскому священнику протоиерею Алексию Инову. (На основе брошюры протопресвитера Алексия Ионова "Блаженный монах Корнилий", Рига, 1944 с добавлениями из других исторических источников).

    Все, что мы знаем о жизни преподобного Корнилия от очевидцев - свидетелей его подвигов, удивительным образом напоминает рассказы из древних сборников о святых старцах: из "Луга духовного", "Лавсаика", "Достопамятных сказаний", "Отечника" и "Древнего патерика". Тот же дух простоты, отсутствия и капли лукавства, незлобивости и смирения - евангельский дух. Указанное сходство жития преподобного Корнилия с древними повествования о подвижниках особенно касается историй об отношениях с животными, этими историями изобилует прежде всего "Луг духовный", - бессмертная книга прп. Иоанна Мосха, описывающая подвиги древних монахов-аскетов VI - VII столетий. Здесь мы находим знаменитую о льве пр. Герасима и о других старцах, живших со зверями. В толковании к "Лугу духовному" говорится: "О власти святых над зверями сохранилось множество рассказов... Тайна этой власти обьясняется в 18 главе "Луга духовного": "Если бы мы соблюдали заповеди Господа нашего Иисуса Христа, то звери боялись бы нас. Но за грехи наши мы стали рабами, и теперь мы скорее боимся их. В 107 главе, после трогательного рассказа о привязанности льва к преподобному Герасиму, в заключении говорится: "Вот что произошло - не потому чтобы лев имел разумную душу, но по воле Бога, прославляющего прославляющих Его не только при жизни, но и по смерти их и показавшего нам в каком послушании находились животные у Адама, прежде чем он преступил заповедь Божию и был изгнан из рая сладости".

    Преподобный Корнилий Крыпецкий жил на земле как ангел, ничто земное не привязывало его к себе. Небесная благодать, обитавшая в сердце юного подвижникика, влияла и на тело, так что ещё до монастыря он способен был ходить зимой босым, и тело его не боялось ни мороза, ни снега много лет. 

    Из недавно обнаруженных архивных источников стало известно, что к жизни в монастыре подготовил юношу некий безымянный старец, который дал емы свою одежду, "издававшую благоухание ладана". Одежду эту блаженный носил три года. 

    Не для мира сего был создан и рождён дивный во святых Корнилий. Был он не просто девственник душою и телом, но и до самой кончины был подобен ребёнку - чистому, искреннему, беззащитному, не знающему зла. "Глубокой старости я не имел, и не знал её, - говорил о себе подвижник, - в себе всю мою жизнь её не чувствовал".

 

 

                                                                             ПЕРВЫЕ ГОДЫ В МОНАСТЫРЕ

 

    В 1875 году по увольнению из общества государственных крестьян "монах от чрева матери" Лука прибыл в Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь, а уже через год определён был послушником.

    Нам неизвестно, почему из всех многочисленных псковских монастырей юноша Лука выбрал именно Крыпецкий монастырь. Автор акафиста преподобному объясняет это особой любовью к святому евангелисту Иоанну Богослову, в честь которого освящён монастырь. Апостол любви и впрямь был образцом для подражания юному иноку, проявлявшему любовь ко всему и всем. Думается что Крыпецкий монастырь был избран подвижником ещё и потому, что он был одной из самых труднодоступных в Псковском крае монашеских обителей со строгим уставом. 

 

 

    

 

 

    Основал монастырь в XV столетии сербский выходец со Святой Горы Афон - при. Савва. Среди псковских болот в окружении дремучих лесов устроил он пустынь, подобную тем уединенным кельям, которыми славился Афон. Но, как и в случае со многими подвижниками, Господь через одного спасает тысячи, - люди узнают о подвигах отшельников и молитвенников и тянутся к ним за помощью, поддержкой и наставлениями, - так стали стекаться иноки к пре. Савве и возросла и увеличилась обитель в Крыпецах. В 1870-е годы XIX века, когда в монастырь пришел юноша Лука, это был известный во всем Псковском крае монастырь, из которого вышли такие известные подвижники, как преподобные Нил Столобенский (XV век) и Никандр Псковский (XVI век), монах Антоний Ордын-Нащокин (XVII век), митрополит Евгений Болоховитинов (нач. XIX века).

    Самый близкий по времени к преподобному Корнилию подвижник, начинавший свой иноческий путь в Крыпецком монастыре - иеросхимонах Сампсон (Сиверс), - оставил описание обители, , которое вполне можно отнести и к тому времени, когда туда прибыл святой Корнилий.

    "Едем лесом по проселочной дороге. Болота, кочки и палки, Комаров - тучи... Подъехали к небольшому озеру, проехали озеро. Вокруг озера и обитель стоит, огромные стены и маленькая такая, уютная-уютная обитель. Посредине обители - деревянные строения: баня, прачечная, трапезная, покои игумена, Братский корпус, амбары где хранилась мука. Скотный двор за оградой, отдельно по всему монастырю могилы и надписи: Схимник такой-то..."

    "В келии стояли козлы, на козлах доска, на доске - мешок, набитый сеном, такая же подушка. Такое старое, очень ветхое одеяло, похожее на какую-то портянку. Гвоздь для подрясника. Икона Божией Матери. Крест над ней. На столе керосиновая лампа. Псалтирь, правильник. Евангелие на славянском языке". 

 

 

                        

 

 

    Как видим, суровой, аскетической была жизнь насельников Крыпецкого монастыря. Но у будущего монаха Корнилия она была еще более трудной - и кельи-то своей у него не было, ночевать приходилось, где придется. Вероятно, большей частью на скотном дворе, так как первое послушание, которое он получил в обители, было - пасти монастырских коров. Такое положение в монастыре преподобный Корнилий сознательно избрал с самого начала. Вот его слова: "Я шёл в обитель Крыпецкую поступить и дал обет и просил Савву Преподобного Крыпецкого, чтобы мне в обители жить и быть: ниже всех и меньше всех. Я так себя и поставил и вся моя жизнь: ниже всех..."

    Первое послушание в монастыре - пасти коров - было для Луки привычным делом. И хотя монастырское стадо нельзя уже было бросить и уйти на богослужение, но и само по себе послушание пастуха давало неограниченное время для молитвы - почти целый день на природе, в уединении. Недаром пророк Давид был избран Господом из пастушеского звания - к богообщению он навык на пастбище своём уже с юных лет. 

    С пастушеским послушанием связан следующий случай. 

    Однажды вывел послушник Лука стадо коров из скотника, а везти его надо было на поле по узкой тропинке мимо засеянных полей. Естественно было бы ожидать, что коровы соблазнятся посевами и не захотят идти в ряд одна за другой по узкой тропинке.