+7 (965)404-81-47
Ежедневно с 9:00 до 20:00
Если недоступен по телефону напишите на почту poezdki1@mail.ru
Блаженная Любушка Сусанинская

Блаженная Любушка Сусанинская

 

 

 

    Блаженная старица Любушка Сусанинская (Лазарева Любовь Ивановна) родилась 17 сентября 1912 года в деревне Колодези Сухинического уезда Калужской губернии. Отец ее, Иван Степанович, церковный староста, и мать, Евдокия Ивановна, были глубоко верующие православные христиане крестьянского сословия. У них было пять детей и самая младшая дочь Любушка. Брат Алексей был отдан государству на воспитание.

    У Евдокии Ивановны, матери Любушки, было четыре родных сестры: Анисия, Мавра, Мария, и Варвара, все они были благочестивые девы. Часто, особенно зимой, они ездили в Оптину Пустынь и Шамордино, так как жили недалеко от этих святых мест, и брали с собой маленькую Любу. В то время в Оптиной подвизались последние латинские старцы - преп. Анатолий и преп. Нектарий. Так Любушка ещё в младенчестве сподобилась благословений великих оптинских старцев.

    Когда Любушка исполнилось пять лет, умерла ее мама. Отца, как старосту церкви, сослали в Сибирь. Вернувшись из ссылки, он женился на Марии, но вскоре умер.

    С самого детства она никуда не ходила, - так рассказывала о Любушка с ее слов келейница Лукия Ивановна Миронова. - Дети придут звать: пойдем гулять. Она посмотрит - там девчонки и мальчишки бегают, играют. "Нет, я не пойду". Мальчишек боялась. Когда подросла - стала шить дома, по хозяйству все делать".

    После кончины отца малолетнюю Любушку привезли в Санкт-Петербург, к старшему брату. Когда она стала постарше, её устроили работать на заводе "Красный Треугольник" галошницей. Там за вредность полагалось молоко, Любушка отдавала его сослуживцам, у которых были дети. На этой работе она заболела туберкулезом, видимо, от истощения, - врачи обнаружили затемнение в лёгких. 

    Но суетная жизнь на заводе, как и желание тёти выдать её замуж, были ей чужды. Стремление же всецело посвятить себя служению Богу побудило её отдалиться от всех и пойти странствовать, юродствовать Христа ради. С 13-ти лет Дюбушка имела дар прозорливости. 

    Во второй половине 30-х годов Любушка уехала на Кубань, где ей очень понравилось и где она прожила около шести лет, а затем снова вернулась в Санкт-Петербург.     

    Во время блокады 1941-1944 годов Любушка находилась в осажденном городе. Лукич Ивановна рассказывала, что однажды, когда Любушка стояла на мосту лейтенанта Шмидта, объявили воздушную тревогу. Люди выскочили из идущего мимо трамвая, помещали в бомбоубежище, крича ей на ходу: "Что стоишь, девушка, спасайся". А она, в своём легком платьице, ни с места, облокотилась щечкой о парапет, стоит и пальчиком по ладошке водит. И что же? Объявили отбой, стоявшая на месте Любушка невредима, а здание, где помещалось убежище, лежит в развалинах. И стали жители города приглядываться: где блаженная девушка выбирает себе место - значит, там безопасно, ни бомбы, ни шальные пули не грозят.

 

 

    

 

 

    После войны с завода по состоянию здоровья Любушке пришлось уйти. Сначала она поступила на бельевую фабрику, но проработала там недолго, так как начальство, которое поручило ей выдавать белье разным организациям, стало понуждать Любушку к обману. С фабрики также пришлось уйти.

    Жила Любушка с братом и невесткой в коммунальной квартире на улице Тамбовской, в доме N46. Питалась скудно; пила чай с хлебом. В семье брата варили мясные супы, но Любушка не ела мясо. 

    Некоторое время она работала в конторе. Как-то раз от недоедания прямо на работе она упала в обморок. Три дня она ничего не ела, просить было стыдно. Одна верующая женщина, увидев Любушку плачущей, пожалела и накормила её. С тех пор пошла она по миру, стала странницей. Паспорт она оставила и никогда более не принимала его. Не было у Любушки и прописки, что являлось в те годы серьезным нарушением, за которое могли забрать в милицию и даже посадить в тюрьму. 

    За все свои 85 лет блаженная Любушка перенесла много скорбей, терпела голод и холод, в снег, мороз и дождь, ходила полураздетая, босая, жила в лесу, на кладбищах, приходила иногда на ночлег к верующим людям, порой и к неверующим, если духом видела их погибель, чтобы помолиться о них. Многие петербуржцы ещё помнят , как она молилась в храме праведного Иова, что на Волковом кладбище ("Волкушке"), и слезы ручьём лились из её глаз. Также любила она молиться и в Никольском соборе и у часовни блаженной Ксении. 

    Всю жизнь она прожила без собственного угла на земле. Все её имущество помещалось в небольшом узелке. Любушка обошла святые места России, в то же время запущенные и поруганные богоборческой властью. У дорогих руин она вымаливала у Господа милость, чтобы здесь вновь зазвонили колокола, затеплились свечи, начала приноситься Безкровная Жертва. По некоторым сведениям, она побывала даже у отшельников Кавказских гор. 

    Семь лет старица подвизалась в Вырице, где жил и скончался иеросхимонах Серафим Вырицкий. Любила она бывать на месте упокоения старца, часто сидела на крылечке дома Смирновых на Пильном пр. (дом 24), семья которых очень почитала преподобного старца и Любушку принимала как "свою". 

    В Вырице Любушка часто ходила с блаженным Фёдором, которому в детстве было предречено прозорливой старицей Ксенией, что через 47 лет окажется он в городе на Неве, возле блаженной Ксении Петербургской, а затем станет подвизаться в Вырице, возле могилки преподобного Серафима.